anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

"За что , за что, о Боже мой?". Как нарвался мессир Лаир:)

Распахнулись ворота – медленно, тяжело вздрогнув створками. Будто преисподняя разверзлась – и внеслись во двор галопом, по двое, в черных ало-крестовых коттах, на темных конях, с заряженными арбалетами, чуть ли не две дюжины теней – лиц в сумерках толком не разглядеть. Старик-привратник вжался в стену – иначе бы снесли! Просторный двор командории будто сразу от страха сьежился, сделался вдвое меньше. Окружили вход в дормиторий, арбалеты нацелили – рыцари, стоявшие на крыльце, невольно придвинулись друг к другу – Монбельер оказался совсем рядом с Анри. Подпрыгивая на булыжниках, вкатилась во двор крытая повозка, развернулась, стала – сзади из нее выглядывали трое, а может, четверо в белых рясах. Следом за повозкой нарочито медленным шагом въехал мессир приор. За ним тянулись попарно еще с десяток – в белых коттах.
- Брат Анри! Благодарение Господу! – начал де Нарсе, - глаза прищурил, напрягся весь, приподнялся в стременах, - чисто кот перед собакой. Усы рыжеватые, подстриженные, у него чуть подрагивали от досады: ну хоть убей – а не получалось посмотреть на руанца свысока. Даже с седла – не получалось.
- А, Лаир… - усмехнулся Дьявол, будто они с приором расстались пару дней назад. - Как дела, дружище? Вот и привел Господь свидеться…
- Очень надеюсь, что эта встреча будет последней, брат Анри, - вполголоса, однако же со всей подобающей мрачной торжественностью провещал де Нарсе. - Ибо деяния ваши переполнили меру терпения, и людского, и Божественного!
Подал знак – арбалетчики придвинулись ближе. Наклонился с седла и продолжал – негромко, но так, чтобы все, кто на крыльце стоял, услышали:
- Сказано в Писании: если правый глаз твой соблазняет тебя – вырви его…
- Вы хотите сказать, мессир… - начал было Монбельер, судя по всему, бывший в полной растерянности: он совершенно не мог понять, откуда вдруг, безо всякого извещения, соткался из сумерек де Нарсе, да еще с такою грозною свитой. Лаир нахмурился, и уже открыл было рот для отповеди… но тут скрипнула дверь дормитория – в наступившей густой и тяжелой тишине тупой пилой резанул по ушам этот скрип – и брат Клеман, решив, что настал его час, в три прыжка слетел с крыльца во двор. Встал так, чтобы конь Лаира оказался между ним и огром – предусмотрительный, сволочь! - и начал: как же я счастлив, мессир приор, что голубь мой к вам долетел благополучно, и что вы, драгоценнейший мессир, наконец-то здесь, притом с благочестивыми братьями-цистерцианцами, и что наконец-то справедливая кара постигнет нечестивца, дерзнувшего похитить святую деву, да еще из крипты, да еще и расплатиться ею, да еще и девку непотребную, иудейскую приволочь с собой в святую обитель! Пусть отверженный будет счастлив, что ему оставляют жизнь – дабы мог он, затворившись навеки в келии, отмаливать свои грехи!
Анри и Монбельер быстро переглянулись – ага, теперь хотя бы понятно стало, с каких облаков на них свалилось это Господне наказание. Выслужиться Клеман захотел, вошь конопатая! Вот и пустил тайком голубка, как «шептуна» из зада…
Анри огляделся. Обложили. Как вепря на охоте. Куда ни глянь – нацелен на тебя арбалетный болт. Будь ты хоть сам Михаил-архангел, а с ножом против арбалета – дело безнадежное. И глаза у стрелков – пустые, будто ставнями закрытые: приехали, куда велено, сделаем, что велено, убьем, кого будет велено… Знал Лаир, кого с собой взять на такое дело…
- Лучше смиренно покоритесь своей участи, недостойный брат – изрек приор, во весь рост встав на стременах. – У меня достаточно людей, чтобы с вами справиться. И потом – улыбнулся, как всегда перед тем, как сотворить или сказать гадость, - вы же не захотите, чтобы кто-нибудь из здешних братьев стал жертвой роковой случайности!
И арбалетчики, повинуясь его знаку, сузили круг еще на два шага. И Клеман довольно осклабился: попался Дьявол! Даже кинжала у огра при себе нету – Луи велел снять, после памятного происшествия с бароном, на всякий случай…
Значит, цистерцианцы. Келия. Читай – могила. Заживо – в могилу. За что? За то, что привязался. Опять привязался. Противу всех доводов рассудка. К этому мальчугану – который все равно умрет. И к этой пигалице с черными косами. И к деревянной, черт бы ее подрал, мадонне. Врезать вот этим двум, кто ближе стоит – и попробовать прорваться к воротам? Нашпигуют стрелами, как того зайца – да еще и впрямь, чего доброго, кого-нибудь из братьев положат, если друг друга под руку толкнут. Лаир отдаст приказ стрелять – и вряд ли перед этим станет долго раздумывать, потому что набрался решимости его, Анри, уничтожить, для того и приволок с собой целое войско, а никто не прет к цели упорнее, чем в кои-то веки набравшийся храбрости трус – потому что отступить – значит самому себе сознаться в своей трусости, а это Лаиру нож каленый. Но, допустим, Анри прорвется… уцелеет… перелезет через ворота… как-то ухитрится незаметно сбросить котту с крестом… И дальше что? Всю оставшуюся жизнь бегать, прятаться, врать, хвататься за нож при каждом шорохе. Пока не выследят, не обложат, как сейчас, и не возьмут. То-то будет радости дяде Норберу, если до него дойдет эта новость! Даже кинжала нет при себе. Зато есть на поясе у командора!
В темнеющем небе загорались звезды. Если его возьмут – он больше никогда не увидит звезд. И рассвета. И моря. И доброго винца никогда не попробует. Будет – как в подвале в Руанском доме. Вот только в Палестину его оттуда уже никто не пошлет.
«Нет. Черта с два. Они не получат меня. Не должны. Второй раз – не получат!».
Монбельер даже не успел заметить, как его кинжал оказался в руке брата де Луаньи: «Да простит мне Святая дева – но так надо, мессир!».
- Анри, что вы…?!
Но кинжал уже сидел в груди нормандца по самую рукоять – и Луи видел, как эта рукоять чуть подрагивает, и как темная струйка ползет от нее вниз по белой котте великана.
-Брат мой, что вы сделали?!!
Руанец выдернул клинок, отшвырнул – сталь глухо звякнула о булыжник, всхрапнула и шарахнулась лошадь – «Да стой ты, тихо!».
И впрямь стало тихо – даже листья не шелестели.
И Анри, закинув голову, оскалив зубы, хрипло расхохотался прямо в лицо де Нарсе:
- Держи дьявола – кто удерж…!
Tags: тамплики
Subscribe

  • Только тех, кто любит труд...

    ...октябрятами зовут:))). Два вечера и добрая половина выходного - и завершена осенняя оконная опупея. Как раз до дождика успела. Плюс постирала…

  • Осень пришла...

    Не успела прийти - а уже так замаяла холодрыгой и дождиком! Обещают, правда, потепление - но очень ненадолго. Хорошо хоть успела позагорать 22-го на…

  • Сегодня в парке....

    .. впервые погладила по пернатой черной башке ворона Хельсинга - пока у него клюв был занят хозяйским пальцем:))

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments