anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

тампловское - про войну...

-Белый Дьявол, где ты? Подайте мне белого шайтана, я его..!!
-Н-на! Вот он я! И ты – получай! Подходи, сволочи, кому еще мало?!!
-Берегись!
-Спасибо, брат!
- А, чтоб тебя…!!! – далее по-арабски нечто, от чего, кажется, передергивает и твердь земную, и башню, - и – по-лангедокски, по-овернски, по-бретонски или по-нормандски – в Христа-матерь-богоматерь-в-крест-гроб-душу-землю Обетованную! Это – еще одно сердце христианское на вражьем клинке бьется в последнем содроганье: на родном языке выхаркнуть последнее проклятие – дабы сподручней было Божьим ангелам своих в этой куче искать!
Ярус за ярусом… Ступень за ступенью… Шаг за шагом… Выше… Выше… Ближе к небесам…
Потом уже и не ругаются – берегут силы. Напирает, напирает снизу по винтовой лестнице волна – мутная, тупая, безликая, отвратительно пахнущая дымом, потом, бараньим салом и шерстью. Тесно – уже и мечи отбросили рыцари, кинжалы пошли в ход, а то и хлебные ножи – размахнуться негде, до того этих, вонючих, поналезло! И всё меньше в этом месиве родных, белых с крестами, плащей – царство небесное брату Амори… брату Жилю… брату Иву…
Кончилась лестница. Значит, и всё остальное скоро кончится. Вот только еще одного сарацина отправить в преисподнюю… и еще одного… и еще – пока дышишь, пока видишь, пока рука держит оружие!
Держать-то держит – а вот поднять уже не может. Нет, все-таки может – но с трудом. Будто гвоздь раскаленный всадили в грудь, чуть ниже плеча – и вбивают с каждым движением всё глубже, да еще и вертят, сволочи… Ничего. Это пройдет. Скоро всё пройдет…
Это что? Он не держится на ногах? Нет, и в самом деле - пол вздрагивает. Хруст – будто у самой башни кости трещат. Стены дрогнули, закачались. Вой звериный разом из всех сарацинских глоток – «Вай, Алла!». И громче их – Анри: «А, дьявол!». Как от огня, вон кинулась вся орава, но – некуда, лестница битком забита, застряли в дверях, давят друг друга – не протиснуться…
- Сюда, дружище! Скорее!
Пол встает на дыбы… Неодолимая сила швыряет Ангеррана назад, через весь покой, прямо на стену – но железная рука подхватывает его: «Держись! Крепче держись…». И Ангерран держится, держится изо всех сил – за плечо Анри, за его руку… и за чьи-то волосы, длинные, шелковистые… Пока мир медленно, очень медленно, как в дурном сне, опрокидывается, и где был пол – вырастает стена, крыша уходит куда-то назад и вверх, за его голову, а на ее месте оказывается стена, с дверью посередине, и из двери валится куча истошно вопящих сарацин… которых сверху припечатывает здоровенным куском лестницы… Ангерран невольно зажмуривается. Хруст, лязг, крик, стоны, скрежет… «Ничего, держись, малыш… Я здесь…» - «Вывернитесь, мессир Анри! Ради Господа, вывернитесь – и удержите!». Удар. Грохот – будто сама земля ругнулась по-магистерски, не в силах дольше терпеть. Их с Анри отрывает друг от друга, Ангеррана швыряет вперед, он летит, катится – камни впиваются в тело сквозь кольчугу и котту…
И вдруг - тихо.
Tags: тамплики
Subscribe

  • Йес!

    Добила сегодня таки последнюю "средневековую" часть Командора! Худо-бедно, конец вдали замаячил:)

  • накорябалось...

    В 1307 году от Рождества Христова это было. Солнце на огненной колеснице вкатило в август. День клонился к закату. В командории Храма в Пуатье рыцари…

  • Надежда попаданца...

    – Гриш! А, Гриш! Ты тут? – заскрипел в замке вагонный ключ, облупленная дверь приоткрылась, и в щель заглянула пожилая женщина – низкорослая и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments