anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Category:

Тамплиерское слэшеобразное:)

-Ну, что? Даже глядеть на меня не хочешь? Чертенок ты этакий… - выходки строптивого юнца злили Лаира, а злость разжигала темное пламя в чреслах. «Обнять бы сейчас этого красавчика… Прижать к себе – крепко, чтобы не вырвался… Гладить, ласкать… Целовать эти бездонные глазищи… Чтобы почувствовал мою руку… И покорился… И, черт подери, он покорится, не будь я де Нарсе!»
- Ну, довольно! Будешь тут мне строить из себя мученика! – пальцы Лаира, как щипцами, стиснули Ангерраново ухо и потянули, заставляя повернуть голову. Ангеррану хочешь - не хочешь, а пришлось взглянуть в глаза командору. Но в этом взгляде по-прежнему не было ни страха, ни покорности. «Делай, что хочешь, – говорил этот взгляд. – Все равно ничего не добьешься».
-Хватит, не упрямься, - произнес Лаир, скорее устало, чем зло. – Я же попросил прощения. Тебе не приходит в голову, что ты испытываешь мое терпение слишком долго?
«Кстати, - продолжал командор, и какая-то странная, соленая нотка почудилась оруженосцу в его голосе, - чтобы сражаться со мной за честь своей дамы, нужно иметь возможность хотя бы встать с постели. А тебе, маленький строптивец, до этого еще не менее двух месяцев. Очень надеюсь, что за это время твой пыл поостынет. А ну, покажись!»
Командор бесцеремонно сбросил с юноши одеяло. Оглядел: «Да… Конечно, получше, чем неделю назад, скажи спасибо брату Дени, но – на поле чести? В таком состоянии? Бедняжка… похоже, старина Филипп, действительно, вышел из себя…»
Рука Лаира легла Ангеррану на грудь, чуть выше соска – маленькая, но тяжелая. И холодная. Как камень. Погладила. Но настоящего тепла и ласки в этом прикосновении было – как в золе, когда потух камин, остался вместо весело потрескивавших дров один серый пепел да головешки. А начни выгребать золу – ухватишь притаившийся под ней тлеющий уголек, и отдернешь руку… Вот и Ангерран вроде бы и не с чего было – а дернулся.
-Ну, что такое? Тебе больно? – спросил командор, с видом человека внезапно и грубо оскорбленного в лучших чувствах. Однако же, руку убрать и не подумал. Наоборот, принялся гладить – по груди, по плечу… («Какая кожа! Нежная, гладкая, шелковистая… И Филипп, что удивительно, не сильно ее попортил – хоть на это у него ума хватило, у медведя неотесанного…»). Ангерран снова попытался стряхнуть эту руку, будто отвратительное насекомое – белое, о пяти тонких цепких лапках с тщательно ухоженными коготками, а на лапках – рыжеватые волоски. «Перестань! – мягко, но властно произнес де Нарсе. – Еще растревожишь раны. Я ведь с тобой ничего страшного не делаю. Наоборот, ласкаю. Что, не нравится?»
-Нет, мессир, - юноша, резко дернув плечом, сбросил, наконец, Лаирову руку. Стиснул зубы, сморщился – больно. Вольно ж было дергаться!
Лаир вздохнул, покачал головой... Осторожно укрыл Ангеррана одеялом, подоткнул тщательно – совсем как Дени. И заговорил тихо, с горечью и какой-то грустной покорностью, опустив голову – не иначе, чтобы Ангерран не видел его глаз:
-Понимаю. Я далеко не первый, кто сегодня пришел навестить тебя… И тебе уже успели наговорить про меня всякой дряни… И ты поверил. Что ж, я тебя не осуждаю – ибо грех осуждать заблуждения ближних своих: о них подобает сожалеть, и я сожалею…
Тут командор поднял взгляд к потолку, затем укоризненно посмотрел на Ангеррана, и продолжал: «Мои рыцари… Они меня ненавидят за то, что я заставляю их блюсти обеты, которые они сами произнесли! Ненавидят, и боятся… Но ты, ты, Ангерран, ведь ты же – совсем другое дело, правда? Ведь ты не будешь бояться?»
Лицо Лаира вдруг оказалось совсем близко – морщинки между бровей, ноздри раздулись, как у Дора… усы – одна усинка рыжая, другая – белая… Топорщатся… Тонкие губы – гляди-ка, улыбается командор… Непонятно как-то улыбается – не знаешь, то ли покаянную рожу состроить на всякий случай, то ли улыбнуться в ответ… Шепчет: «Не бойся, не бойся!» Ну да, как же… Обнял. Дышит в ухо… Усы колются. Руки холодные, жесткие – хоть и холеные… «Ты увидишь, я умею быть ласковым с теми, кого люблю…» У, глазищи… Так и смотрят, не отрываясь, каждый твой вздох, каждое движение ловят… И в глазах этих уже не ледок тонкий – а вода ревет под мостом в осеннюю ливенную ночь… Страшно, глубоко…
Плевать. Мертвым не холодно.
- Не надо, мессир. Гонтрана я вам все равно не заменю.
Tags: тамплики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments