anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Category:

мое создание - в некотором смысле из рода рокэобразных:)

Ага, трубный глас наконец разбудил старого Арно. Привратник, который сладко дремал, сидя на выгоревшей травке и привалившись спиной к стене, нехотя поднимается, что-то бурча под нос, потирает поясницу, открывает забранное решеткой окошечко в воротах, долго вглядывается, поминутно протирая единственный глаз, и наконец с кряхтением берется за ворот. Опускается малый мост. И въезжает в командорию…
Ух ты! Вот это громадина… Донжон в кольчуге! В ворота проезжал – пригнулся! На что брат Люк верзила – а и то, когда въезжает, у него от головы до свода чуть не ладонь остается, а этот… И конь вороной ему под стать – впору скамейку подставлять, чтобы расчесать ему гриву хорошенько... И котта белая орденская рыцарю коротка – чуть ниже колен, да и эту-то, наверное, пока отыскал для него – всё, как есть, проклял бедняга келарь! Ведь это же великан! Огр, из тех, про которых Берта, бывало, сказки рассказывала вечерком у камина! Только лицо у него веселое – совсем не людоедское.
Въехал. Капюшон кольчужный откинул. Волосы светлые – льняные. И такие же светлые, чуть с рыжиной, подстриженные усы. Северянин, сразу видно. А лицо смуглое, до черноты загорело. Как у де Пейра, и у Люка с Морисом… Как пить дать, в Палестине был – и долго был!...
Глаза у него большие, светло-светло-карие, янтарные – как у сокола или у кота. И светится в них веселая злость и гордость соколиная в смеси с котовьим лукавством. Огромный – но не тяжелый как Люк или Альбер. Тонкий, гибкий, стремительный – как змей, как золотой крылатый дракон, такой в Тейнаке на витраже лихо уворачивался от придурковатого воителя, святого – имя, должно быть, и сам отец Бенедикт забыл - а тот неуклюже пытался проткнуть сияющее крыло мечом, синим, широким, из кусочков набранным лезвием, Жизель всегда смешила эта картина... Жизель… Нет, нет, только не теперь, не надо!
Огр вдруг быстро наклонился – и положил Ангеррану руку на плечо. Ух, и лапища… Побольше, чем у Альбера. Кулачище, наверное, с Ангерранову голову… Красивая рука, точеная, как у Лаира. Пальцы длинные, сильные… Уцепит – не вырвешься… И тепло от его прикосновения – будто в промозглый день плащ теплый, подбитый мехом, на Ангеррана накинули. Что за человек, никогда Ангерран не видал таких…
-Ну, так что, дитя мое? Не уделят ли нам здешние братья во имя Господне по бутылочке красного? Клянусь Богоматерью, у меня все нутро до самой кожи провялилось, как у сушеной камбалы! Будто я совок адских углей вместо завтрака сожрал!
- Ох, брат Анри… - начинает было второй рыцарь, подъезжая поближе. Лицо его морщится, будто он червивого яблока откусил.
- Что, прекрасный брат Готье? – оборачивается к нему огр. – Боитесь, как бы заодно со мной не угодить в преисподнюю?
- А вы, Анри? – капелланским голосом вопрошает унылый Готье. - Разве вы не боитесь?
Усмехается великан. В кошачьих глазах удалые чертики прыгают – как у Жофруа, только еще отчаяннее и веселее!
- Знаете, Готье, не думаю, чтобы хвостатые рогоносцы были намного страшнее сарацин. А с теми я до сих пор управлялся худо-бедно! – и руку на рукоять меча положил. Готье тяжело вздохнул – и отъехал. Завел с Арно разговор о погоде -или о чем еще безобидном, не слыхать отсюда. Да и сдались Ангеррану те разговоры, когда рядом – этот невероятный огр!...
Tags: тамплики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments