anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

и наконец:)

 А вы, собственно, гражданка, какое к этому имеете отношение? - подозрительно спросил сержант, который твердо решил раскрыть серьезное преступление и получить не менее серьезное поощрение за это.
 Фи, господин офицер, как вы могли подумать... - Сержанта передернуло от ее тона, отдававшего дешевой опереткой. В другое время у него нашлось бы, что ответить престарелой фифе, но он был «при исполнении», к тому же приятно, когда тебя титулуют господином офицером...
 Имя, фамилия, отчество... - доставая планшетку, заученно забубнил сержант.
 Мое? - спросила Калерия, по-прежнему в роли grandе-coquette .
 Спасибо, гражданка, мое мне известно.
 Калерия Львовна.... - ответила престарелая обольстительница, и чуть помявшись, как девушка на первом свидании, вполголоса добавила: Горшкова, тут же поправившись: «По сцене - Горжевская!»
 И что вы имеете сообщить по данному делу?
 Видите ли, эта несносная девчонка слишком рано....ну, вы понимаете, о чем я...
Татьяна Петровна навострила уши. У Ирочки внутри все сжалось. Прильнувший к дверной щелке Серж шепотом выругался. Но выложить сержанту свою потрясающую новость Калерии Львовне не удалось. Из вавкинской комнаты раздались вскрики, матерная ругань и грохот переворачиваемой мебели. Дверь распахнулась и выскочил один из милиционеров, чье лицо украшали свежие царапины.
- Это еще что такое?
 Сержант, этот озабоченный совсем с ума спятил! Дерется, как пьяная бомжиха, и словами непонятными ругается!
Из двери выскочил растрепанный, не похожий на себя Вавкин, на котором сзади повис второй милиционер, чья физиономия была украшена здоровеннейшим фонарем. «Обширен мир недугов психических, и чудны проявления их!» - подумал про себя Серж, осторожно приоткрыв дверь и выглянув в щелку, и с облегчением понимая, что дело его - в шляпе, да какое там «в шляпе» - в треуголке Наполеоновой!
В одной руке Экстрасекс сжимал глиняную, явно самодельную, статуэтку женщины с крутыми бараньими рогами, в другой - здоровенный меч-фламберг, в очертаниях которого угадывалась лыжа, любовно покрашенная краской-серебрянкой.
 Именем Великой Матери Астарты и Бафомета заклинаю вас, демоны богомерзкие: покиньте дом сей! Ибо сказано в декларации прав человека... - кровь бросилась ему в лицо, и он тяжело осел на пол. Статуэтка рогатой женщины выпала из его руки и разбилась.
«Мама, я боюсь, забери меня отсюда!» -Татьяна Петровна, не в силах устоять перед таким пламенным призывом своего потомства, схватила Ирочку в охапку и вместе с ней скрылась в своей комнате, предоставив доблестным блюстителям порядка делать все, что им Бог на душу положит. Молодой врач со «скорой» последовал за ней.
Сержант, матерясь сквозь зубы, склонился над упавшим Экстрасексом.
 Зеркало есть? - Калерия Львовна, шмыгнув к себе, услужливо принесла пудреницу. Сержант поднес зеркальце к устам повелителя демонов, но стекло осталось таким же блестящим, как и было.
 Скапустился! Чтоб его!
 Блин! Лоханулись! Мужики, чё делать-то будем?
Сержант забарабанил в дверь к Мусиным: «Медицина! Прикрывай!»
Врачебное заключение гласило: «Инфаркт миокарда в результате сильного нервного стресса, вызванного приверженностью к чуждым эзотерическим учениям, а также сидячим образом жизни, и вредными привычками» (а у кого же их нет?)». А милиция что? Милиция не в курсе, и вообще отношения к этому не имеет, а просто по долгу службы к Петровне на чашку чая заехала.
 Доколдовался, антихрист! - подвела Дарья Федоровна итог несуразной вавкинской жизни.
«Браво, Ирена! - шепотом воскликнул Серж. - Брависсимо!», - и сделал локтем и коленом классический американский «Йес!».
Тело увезли в морг на той же «скорой помощи». Сержант и его подчиненные, с совестью, очищенной умной бумаженцией на неразборчивой латыни и остатками Сержева пива, тихо и благополучно покинули место происшествия. В квартире воцарилась небывалая доселе тишина...
Ирочка на некоторое время превратилась из «рано созревшей нахалки» в юную мученицу и воплощение добродетели, а Калерия Львовна приобрела репутацию клуши-кликуши, приписавшей невинному созданию собственные черные мысли. «Ирка-то девка правильна! Эт вон у артистки с погорелого тиятру три вальта вразбег!» - вещала Дарья Федоровна, излагая происшедшее синедриону старух. Напуганная и сконфуженная мадемуазель Калерия теперь на каждом углу утверждала, что «в этой девочке что-то есть», при этом стараясь держаться подальше и от Мусиных, и от Сержа.
Серж, усердно давя на все доступные ему педали, уже видел себя владельцем двух комнат, причем одна - с балконом, а в перспективе - уютного отдельного гнездышка, куда при случае и даму не стыдно пригласить. Но хрустальные мечты опять разбились о непредвиденные обстоятельства.
«Ничьей жилплощади в природе не существует, равно как и ничьих денег» - с порога заявила Виолетта Марковна Гольдберг, ближайшая родственница, а следовательно, законная наследница гражданина Вавкина В.М., на редкость вовремя опочившего.
Боренька Гольдберг, любимый племянник покойного, юный, но уже полнеющий - с папочкиной фигурой - бонвиван, начинающий юрисконсульт, осваивающий тонкости практической юриспруденции под бдительным надзором папочки и мамочки, получил наконец отдельную от предков жилплощадь, да еще и с балконом.
«Выше нос, Ирен! Мы все равно свое возьмем! - говорил своей юной наперснице Серж, утешая, в основном, себя.
Так оно в свое время и произошло. Через некоторое время шестнадцатилетняя, но уже вполне расцветшая красавица Мусина И. Ю., с блеском воспользовавшись уроками и помощью старшего друга, имела честь объявить широкой общественности о своем грядущем превращении в мадам Гольдберг-младшую - технология была отработана. Виолетта была не в восторге от этого скоропалительного союза, равно как и от необходимости решать жилищные проблемы новобрачных и сватьи, но «счастливо обретенная» невестка внушала ей невольное уважение: это было существо одной с ней породы. Софья Соломоновна, познакомившись с новой родственницей и узнав от совершенно потерявшего голову внука историю его знакомства с мадемуазель Мусиной, долго и сосредоточенно молчала, а затем изрекла, наставительно подняв палец: «Это - Гольдберг. Это таки да». А то, что изрекала Софья Соломоновна, обжалованию не подлежало.
Новобрачных удалось весьма прилично устроить.
Виолетта Марковна, женщина интеллигентная и тонко чувствующая, умела ценить красоту во всем. В том числе и в мужчинах. В положенный срок она заняла достойное место в гареме красавца артиста. Серж превзошел самого себя, и в результате перебрался из ТЮЗа в Драму и стал наконец владельцем вожделенной недвижимости - пусть и не новой, но в хорошем состоянии.
В общем, душа Вавкина, вырвавшись из постылого тела туда, где ей с самого начала и следовало обитать, оказала изрядную услугу всем, включая и своего обладателя. С его смертью в окружавшем его маленьком мирке воцарился порядок, как будто вскрыли нарыв, или удалили занозу.
И только иногда Ирина Юрьевна Гольдберг, студентка факультета лингвистики престижного университета, с легкой грустью вспоминала, что она так и не разглядела как следует, как делается колдовство...
Tags: Экстрасекс, писанина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments