anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

далее...

 ******
 Если Бурцев был потрясен услышанным, то и молодой Т-ский был не менее ошеломлен увиденным. Все обернулось совсем не так, как он ожидал. С одной стороны, это было весьма неплохо. Но с другой... Мишель-то надеялся, что за Бурцевым стоит какой-нибудь лихой гвардейский гусар из знатной семьи, граф или даже князь, с которым можно недурно покутить, и с которым, в конце концов, недурно было бы породниться. Но позволить сестре завести интрижку с этим канцелярским медведем, которого природа, смеха ради, наградила романтическим воображением - нет уж, слуга покорный! «Доказательства» не столько разозлили молодого офицера, сколько разожгли его любопытство. Разумеется, Лиза к этой писанине имела такое же отношение, как митрополит - к ежеутренней езде в манеже, и это было ясно, как день, с первой же строки. Что за страсть! Что за стиль! Надо было быть чернильным папуасом вроде Бурцева, чтобы принять это за письмо юной княжны, только что выпущенной из дорогого пансиона. Но все-таки - с кем переписывалось это пугало? Незнакомку стоило найти хотя бы для того, чтобы расцеловать ей ручки!
 -Итак, милостивый государь, вы убедились?
 -Да-с, милостивый государь, убедился вполне... в полной невиновности моей сестры и в вашем абсолютном незнании света! - расхохотался Мишель. Бурцев надулся, как индюк, и уже готов был возразить, но молодой офицер продолжал, изобразив на лице своем снисходительное участие: «Сударь, я убежден, что над вами попросту весьма жестоко и глупо подшутили. Некто, кому, должно быть, хорошо известны ваша склонность к уединению и похвальная нелюбовь к расточительству - при этих словах Мишель многозначительно оглядел обстановку бурцевского жилища, и от этого взгляда скромная мебель будто сжалась, поблекла и потрескалась - , рассудил, что вы, вследствие сего, не можете быть достаточно осведомлены о нравах и обычаях высшего света. - Бурцев покраснел и опустил глаза, чувствуя себя письмоводителем, опрокинувшим чернильницу на приказ с собственноручной подписью Государя-Императора. - Как это ни прискорбно, милостивый государь мой, но приходится признать, что этот Некто оказался прав! Скажите, господин Бурцев, - спросил молодой Т-ский, подсаживаясь поближе и понизив голос, - ведь, насколько я понял, вы ни разу не говорили с моей сестрой?
 -Никогда, сударь! - подтвердил Бурцев. И добавил, как ребенок, сознающийся, что разбил любимую чашку маменьки: «Я клал в ложу письма и букетики... из «Ниццской флоры»...»
 -И на эти письма приходили ответы?
 -Да, господин поручик. Именно поэтому я... прошу прощения...
 -Ну, что вы! Перестаньте, мсье Бурцев. Я не сержусь, - прервал Мишель покровительственным тоном, - вернее, не столько сержусь, сколько хочу досконально разобраться во всем. Убежден, что вы в этой истории - скорее жертва, нежели преступник. Итак, давайте восстановим порядок событий с самого начала - поправьте, если я ошибусь: однажды вечером, во время прогулки, вы встретили одинокую юную девушку, нуждавшуюся в помощи. По одежде и манерам вы приняли ее за аристократку...
 -Совершенно верно, сударь! Хотя мне и показалось странным, что девушка в такой час, одна... но ведь она выглядела, как...
 -Правильно! Она, по вашему мнению, говорила и выглядела, как благовоспитанная молодая особа... и поэтому вы, мсье Бурцев, проглотили не жуя рассказанную ею душещипательную историю... кажется, речь шла о рассеянной тетушке?
 -И о занятиях русским языком! - подхватил несколько оживившийся Бурцев.
 -У вас никогда не было ни сестры, ни дочери, милостивый государь мой, - в противном случае вы бы знали, что, как правило, не девицы бегают по учителям, а учителя - по урокам! - Бурцев принялся было оправдываться, но в голосе офицера слышалась не злость, а скорее - азарт охотника, напавшего на след вожделенной дичи, пополам с увлеченностью знатока - лошадника, механика или агронома -, которому выпал случай выказать в полной мере глубочайшие познания свои. - Далее! - продолжал поручик, развалившись на вытертом кресле и чувствуя себя полным хозяином положения. - Вы довезли эту особу до некоего дома на Литейном. Всю дорогу вы мило беседовали, она призналась, что обожает музыку и часто ездит в театр. Вы были ею очарованы и выразили желание увидеться с ней вновь. Она согласилась, назначила вам свидание в опере, велела ждать... и вскоре вы получили первое письмо. Каковое принесла вам рыжая горничная, сказавшая, что прислана от княжны Зинаиды Владимировны и назвавшаяся Дунькой. С того дня и до свидания в опере вы даже издали ни разу не видели эту таинственную княжну, хотя состояли с нею в регулярной переписке, причем в роли Меркурия выступала вышеупомянутая горничная. Ну как, с подлинным верно?
 -О, да, господин поручик, - кивнул Бурцев. - Вы добросовестнейший из историографов!
 -Превосходно. Идем дальше: «княжна Зизи» написала вам, что тогда-то будет в опере. Вы, с присущим вам умением мыслить логически, совершенно правильно рассудили, что искать вашу красавицу следует в ложах, причем, в ложах для светских львиц. Но беда была в том, что вы видели эту вашу «Зизи» лишь однажды, притом - в шляпке с вуалью, к тому же - в сумерках. Практически, вы знали лишь то, что она - невысокая стройная брюнетка. Ведь так, мсье Бурцев?
 -Именно так, милостивый государь! - вскричал Сергей Петрович, хоть и с опозданием, но начавший кое-что понимать. - Так вы полагаете....
 -Не просто полагаю, а совершенно уверен: вас ослепили любовь и ожидание встречи, и поэтому вы желаемое приняли за действительное, а мою сестру Елизавету - за женщину, которую вы видели один раз в жизни, да и то - в полутьме! - торжествующе, как Ньютон, наконец-то уяснивший связь между яблоком и законом тяготения, закончил Мишель.
 -Но... постойте... - Бурцев еще пытался спасти остатки своей рухнувшей мечты, - как же... а как же письма? Письма, которые я подкладывал в ложу? И ответы на них? Как же вы это объясните?
 -Ну, судя по тому, что все письма «Зизи», насколько я могу судить, написаны одним и тем же почерком и в одном и том же стиле, можно с достаточной вероятностью предположить, что ни одна из ваших записок не попала по назначению! - отпарировал лейб-кирасир.
 -То есть - как?
 -Да так, мсье Бурцев, что эта женщина - для удобства оставим за ней имя Зизи - каждый раз оказывалась поблизости.
 -Так она еще и шпионила за мной?! - не на шутку возмутился столоначальник.
 -Именно! И каждый раз успевала перехватить вашу записку до того, как...
 -Понятно!! - Бурцев скомкал в кулаке одно из разбросанных по столу писем.
 -...А для этого ей необходимо было быть там, откуда можно одновременно обозреть и партер, и внутренность ложи бенуара, а кроме того, быстро выбежать в коридор и добраться до двери в оную ложу, а после - быстро и незаметно удалиться, да так, чтобы не столкнуться в фойе с вами. Так вот, мсье Бурцев: такое место в театре лишь одно: сцена! Говорю вам это, - усмехнулся молодой офицер, - как почетный гражданин кулис! А это, в свою очередь, позволяет нам предположить, что одурачившая вас особа - актриса! Причем, актриса, имеющая состоятельного покровителя - судя по наряду, в котором вы ее видели!
 -Актриса.... - тусклым голосом произнес растоптанный в лепешку Бурцев. - Боже, какой конфуз!
 -Мне непонятно лишь одно, мсье Бурцев, - говорил, как шашкой рубил, лейб-кирасир, вымещая на злосчастном чиновнике свою злость на то, что все обернулось не так, как он рассчитывал, и на «милого друга-маменьку», с ее вечной подозрительностью и паникерством, и на Таньку, давно уже наскучившую своим доносительством и полезностью, и, главное, на вечный недостаток денег, вынуждавший его все это терпеть, - с чего вдруг вам, человеку, судя по всему, в высшей степени трезвомыслящему, вдруг пришла охота изображать влюбленного рыцаря? И как вы, благоразумный человек, позволили так вскружить себе голову, что перестали понимать простейшие вещи? Ведь вы же не могли не знать, что порядочная девушка не станет первой писать мужчине, да еще случайному знакомому! Вы могли сообразить, что умная девушка не отправит подобное письмо со своей горничной - потому что горничная почти непременно покажет письмо ее родителям! Между прочим, в подобной ситуации горничная из хорошего дома, если она не глупа, как полено, ни за что не назовет при посторонних ни титула, ни полного имени своей госпожи... разве что это - вымышленное имя!
 -Боже, какой конфуз..., - бормотал несчастный чиновник, - какой конфуз....
 -Право, мсье Бурцев, - не унимался поручик, - мне вас искренне жаль, ибо вы по природе своей - образцовый бюрократ, краса и гордость столичного чиновничества, и быть страстно влюбленным вам так же свойственно, как моему коню - носить кружевные панталоны! Беда, милостивый государь мой, коль пироги принимаются печь сапожники!
 -Знаю, - прошептал Сергей Петрович, - поверьте, я никогда не помышлял ни о чем подобном.... если бы не приказ вашего отца...
 -(«Это еще что за новости?!») Какой еще приказ? О чем вы? («Да он еще глупей, чем я думал!»)
 В ответ Бурцев слово в слово воспроизвел текст достопамятного приказа от первого апреля сего года. И перед лихим поручиком предстал во всей своей пышной и соблазнительной красе анекдот.... нет, Анекдотище! А наш лейб-кирасир не хуже своего почтенного папеньки знал толк в шутках. Но чтобы иметь успех в модных гостиных, анекдоту недоставало завершения. И дело это ни в коем случае нельзя было пускать на самотек! А для этого было необходимо сделаться ближайшим другом и наперсником смешного чучела.
 -Да... Узнаю дражайшего папеньку! - сочувственно проговорил офицер, изо всех сил стараясь не улыбнуться. - Вам, может быть, неизвестно, но рapa всегда славился своею любовью ко всякого рода розыгрышам, равно как и к хорошеньким актрисам... и по праву может быть назван непревзойденным знатоком и тех, и других.
 -Так это... это была шутка?!!
 -Ну, ну... du calme, mon vieux! - поручик заставил вскочившего Бурцева сесть, и, держа его за руку, заговорил неожиданно ласково и проникновенно. - Поверьте, дорогой Сергей Петрович, я здесь совершенно ни при чем, и мне вас действительно искренне жаль. Я вижу, что вы - человек порядочный, и что все происшедшее в изрядной степени является следствием роковой игры случая, которой отец никак не мог предвидеть. Прошу прощения за мою резкость - но слышали бы вы, что за сцену maman устроила бедняжке Lise... еще слава Господу, что я вовремя приехал...
 -Благодарю, Михаил Ксавериевич... с вашей стороны это крайне великодушно.... Но ведь там же была печать, и подпись... мне в голову не пришло, что его высокородие способен... - столоначальник сбивчиво бормотал ничего не значившие теперь извинения, а перед взором его носилась в бланжевом тумане Зизи - или Лиза? - и он тонул в ее бездонных черных глазах, как ни банально это звучит.
 -Ну, мон шер... - философски заметил Т-ский-младший. - ничего не поделаешь, рара - это рара. Знаете, когда композитор-виртуоз пишет музыку, он сплошь и рядом забывает, что не все такие виртуозы, как он. Вот и папенька так же, Сергей Петрович.
 -Но... Михаил Ксавериевич... поймите, шутка это была, или нет, но я люблю вашу сестру! Всем сердцем, всей душой, всей кровью моей люблю! - умоляюще прошептал Бурцев. Поручик молчал. - Но, милостивый государь... вы сами сказали, что я порядочный человек... поверьте, я сделал бы всё ради того, чтобы Елизавета Ксаверьевна была счастлива со мною... Я бережлив, вы верно заметили... но я не беден! - С этими словами столоначальник гордо, как козырного туза, выложил на стол свой гроссбух и продемонстрировал цифры, которые весьма впечатлили поручика. Мишель подумал, что интрижка с канцелярским медведем - это одно, но этот же медведь, прирученный и отдрессированный, в роли мужа - совсем другое. Он мало что видел в жизни, кроме своей канцелярии, он, как поручик только что убедился, способен, при всей своей проницательности, поверить чему угодно, он выполнит, не раздумывая, любой приказ, лишь бы оный исходил от того, кто выше чином, и наконец, он влюблен по самые уши. «О, из него выйдет чертовски удобный муж, из этого надворного советника! Лиза мне скажет спасибо... И Бурцев... mon cher gendre Serge .... - тоже будет меня благодарить... только благодарность его будет гораздо более существенной».
 -Послушайте, дорогой Сергей Петрович, - любезнейшим тоном начал Мишель, - но почему бы вам просто не прийти к papa, не доложить, что его приказ выполнен, и не попросить руки Елизаветы?
 -Вы... серьезно?!
 -Pourquoi pas, mon ami ! Ни ваш чин, ни финансовое состояние, ни нравственные качества этому не препятствуют! - заверил Бурцева поручик. А про себя подумал, что если это предприятие Бурцеву удастся, что было, впрочем, весьма сомнительно, то он, Мишель, получит родственника, который ему многим обязан, и у которого всегда можно будет раздобыть деньжат; если же нет - что ж, тогда у Мишеля будет возможность насладиться роскошным скандалом - насколько поручик знал своего папеньку, а превосходный анекдот о влюбившемся по приказу столоначальнике обретет, может статься, не менее превосходный финал. Как видите, он был весьма практичным и трезвомыслящим молодым человеком, этот Т-ский-младший. - Когда придете к папа, назовите его «мой генерал» - ему это должно понравиться! - шепнул на прощание поручик донельзя обрадованному Бурцеву и сбежал по лестнице, насвистывая походный марш. Дома Мишель как мог успокоил маменьку, а папеньку предупредил, что на днях его ждет сюрприз...
 ******
 Два дня Бурцев собирался с духом. На третий он, расфрантившись, надушившись и купив два букета лучших роз, аккуратно изъяв из папки злосчастный приказ, отправился к Т-ским. Ровно в пять вечера он сошел с извозчика, позвонил у парадной двери и вручил открывшему дверь швейцару карточку с аккуратнейшей надписью: «По важному личному делу». Верзила в рыжих бакенбардах важно кивнул, пропустил столоначальника в переднюю, а карточку вручил лакею, бегом кинувшемуся с нею вверх по мраморной лестнице - Ксаверий Георгиевич, по военной привычке, любил, чтобы все делалось быстро. Танька, услышав звонок в дверь, немедленно помчалась узнать, кто пожаловал. И была, мягко скажем, немало удивлена, увидев недавно бывшего столь щедрым таинственного поклонника барышни. Бурцев, не подавая виду, что узнал горничную, сунул ей в руки цветы, приказав вручить их Лидии Васильевне и Елизавете Ксаверьевне, а сам уселся на стул, услужливо подставленный еще одним, невесть откуда вынырнувшим, лакеем, и стал ждать.
 Ждать пришлось недолго. Тот же лакей, примчавшийся тем же аллюром, сообщил, что его высокородие просят господина Бурцева пожаловать в кабинет. И Бурцев ступил на застланную красной ковровой дорожкою лестницу, как Бонапарт - на русские равнины...
 ...Тем временем Танька, вручив донельзя изумленной барышне роскошный букет, из которого выпала визитная карточка с совершенно незнакомой Лизе фамилиею, помчалась с докладом и вторым букетом к барыне. Ту едва удар не хватил, она приказала Таньке немедленно выбросить злосчастные цветы в помойку, а Лизу хотела завтра же отправить к дальней родне в Кострому.
 - Нет, с этим должно быть покончено! Ступай и пригласи сюда этого наглеца! - почти выкрикнула Лидия Васильевна властным тоном, каким, должно быть, ее предок требовал поставить пред свои грозные очи провинившегося холопа такого-то. Танька выбежала из будуара, но почти сразу же вернулась и виноватым шепотом доложила, что позвать наглеца невозможно: «Оне у барина-с! В кабинете, беседовать изволят-с!» Лидия Васильевна жестом велела Таньке убираться вон, а сама принялась нервно расхаживать по будуару, то выглядывая в окно, то перекладывая с места на место книги и рукоделие - просто чтобы что-то делать...
 ...И только что Лидия Васильевна собралась все-таки пойти и как следует пробрать Лизу - хотя бы просто так, на всякий случай, а более - для того, чтобы дать выход своему гневу и тревоге - как дверь распахнулась, и в тихий чинный будуар ввалился хохочущий во все горло Ксаверий Георгиевич. Он - «ну что за манеры у этого солдафона!» - схватил жену за руку и потащил за собой.
 -О, Господи помилуй, Ксавье! Что происходит?!
 -Идемте, Лидия, скорее! Я хочу вас кое с кем познакомить!
 -Ксавье! Вы уверены, что мне будет приятно с ним познакомиться?
 -Идемте, идемте! - твердил законный супруг урожденной княжны П., и заговорщически подмигивал, то и дело прыская со смеху, - «ну, гусар - он и есть гусар, что с него возьмешь!»
 -Вот, ма шер, - торжественно произнес Ксаверий Георгиевич, введя Лидию Васильевну в кабинет и указывая рукой на господина, вставшего с кресла при их появлении. - Вот, ма шер, рекомендую вам надворного советника Сергея Петровича Бурцева, столоначальника, исполнительнейшего из моих подчиненных! Представьте себе: я, по случаю первого апреля, как всегда, решил подшутить и издал приказ: надворному советнику Бурцеву испытывать любовное томление. И, естественно, на другой день обо всем забыл. И вот сегодня господин Бурцев является ко мне и совершенно серьезно докладывает о том, что, согласно моего приказа, вот уже несколько месяцев испытывает любовное томление.... он страстно влюблен в нашу Лизаньку! И просит ее руки! - При этих словах Лидия Васильевна сочла приличным рассмеяться, хотя смех вышел несколько нервным. - Ну, господин Бурцев, благодарю! Давно я так не веселился! Должен признаться, я считал вас человеком совершенно лишенным чувства юмора.... Но, клянусь честью, вы еще меня самого поучите шутить!! Нет, это следует отметить! - Ксаверий Георгиевич подергал сонетку, и приказал вошедшему лакею, чтобы накрыли стол в столовой и подали шампанского.
 И Бурцев ел, пил шампанское, смеялся вместе с их высокородиями над собственным остроумием... но глаза у него при этом были - как грязные оконные стекла, наполовину вымытые ледяным октябрьским дождем...
 ******
 ...Бурцев удалился с разбитым сердцем, и даже обещание прибавки к жалованью ничуть его не утешило. Лидия Васильевна, окончательно успокоившись и посмеявшись над своими страхами, ушла к себе.
 Ксаверий, запершись в кабинете под предлогом срочной работы, наконец мог дать волю своему гневу. Теперь-то он знал, кто была та брюнетка, сопровождаемая мегерою, которую его не в меру усердный подчиненный, увидев в театральной ложе, принял за царицу своей мечты! «Ну, Сонька! Ну, бестия! Дошутились, называется... вот уж точно - не рой другому яму!» Вдоволь находившись по кабинету, разбив о каминную решетку любимую пенковую трубку, и шепотом на три раза перебрав все известные ему ругательства, не исключая и самых простонародных, Ксаверий Георгиевич дернул сонетку так, что шнурок остался у него в руке, и приказал немедленно заложить в дрожки Янычара и подать их к черному ходу, да ничего не говорить барыне....
 ...Прыгнув в дрожки и едва дождавшись, пока откроют ворота, бывший гусар стегнул вороного рысака и понесся на Васильевский.
 Но ни Софьи Генриховны, ни дворовой девки Наташки в квартире не было. Равно как и денег, и ценных вещей. И никаких бумаг, кроме счета за квартиру. Дворник сказал, что вот уже два дня не видал ни «барыни», ни служанки.
 В театре, куда на следующий день Ксаверий послал с запиской старого слугу, - своего бывшего денщика, посвященного во все похождения его высокородия - актриса вот уже три дня не показывалась, и никто о ней ничего не знал. Ксаверий сгоряча подумывал, не обратиться ли ему к приятелям из Управы благочиния, но, поразмыслив, решил на всё наплевать и отомстить «этой чертовке», похоронив ее во прахе ее собственного ничтожества и найдя ей достойную замену - притом, как можно скорее.
 (Поясним: актриса, по счастливой для себя случайности подслушав в церкви беседу Бурцева с Мишелем, и почуяв запах жареного, немедленно приняла все необходимые меры, как то: собрала все ценное, что можно было унести, не привлекая к себе внимания - драгоценности, деньги, меха, и поздно вечером, тщательно загримировавшись, под руку с верной Наташкой, выскользнула через черный ход. Ночь поглотила обеих. Да и Бог с ними - их роль в нашем повествовании уже сыграна.)
 ******
 Что же касается Мишеля, то он, вернувшись домой поздно вечером с очередного кутежа и узнав о сватовстве столоначальника, вместе с родителями посмеялся и порадовался, что все обошлось гораздо лучше, нежели можно было предполагать. Но, улучив минутку, затащил к себе Таньку и страшным шепотом велел в случае, если какой-нибудь господин опять попросит ее передать записку барышне, нести сию записочку прямо к нему, Мишелю, не уведомляя маман.
 -Да как же можно, барин? Да ведь барыня...
 -Вот именно: барыня! Не знаю, как ты, а я больше никаких скандалов не желаю! И Лиза - тоже! Поняла?!
 -Как не понять, барин... Да ведь боязно... а ну, как...
 -Что - ну как, Таня? Ведь ты не дура, и барыню свою знаешь не первый год. И должна бы понимать, что ее блаженное неведение есть залог нашего спокойствия - и моего, и Лизиного, и твоего.
 -Да я-то понимаю, барин, - также шепотом отвечала горничная, - да вдруг кто увидит, да барыне донесет?
 -Ну, в этом случае, так ей и скажи: мол, хотела отдать вам записочку, да молодой барин ее перехватил. А дальше - не твоя забота... - с этими словами Мишель одной рукой ущипнул горничную пониже талии, а другой - аккуратно опустил ей в карман передника свернутую красненькую.
Tags: любовное томление, писанина
Subscribe

  • отпуск прошел

    Лафа кончилась. И в первый же день - "Внимание, пожарная тревога!". Ибидой народ не страдает, а наслаждается, по ходу.

  • Груздянка - это так:

    Берешь грузди, трешь на крупной терке, столько, чтобы они занимали треть, а лучше бы и половину кастрюли. Заливаешь водой - и варишь на довольно…

  • Не знаешь...

    ...где найдешь, где потеряешь. Хотела книги заказать - а нету еще их на складе. Ладно, удалось одну нужную достать в Доме книги. И даже по дешевке. А…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments