anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

полтергейст - продолжение

 ....Дело к вечеру. Жара спадает. Гудок заводской провыл - первая смена кончилась. Сейчас в магазине самая горячка: люди с работы пошли. За решеткой, в отделе Нины Петровны - толпа страждущих мужиков с талонами наизготовку, запасаются горячительным. Во втором отделе рыжая Ольга тупым свинорезом колбасу чекрыжит. В третьем - Татьяна Борисовна черпаком орудует, молоко да сметану разливает - сметана жидкая, как кефир. У Розкиного прилавка очередь небольшая выстроилась, - в основном, женщины средних лет. Отвешивает Розка кому крупу, кому - сахар, а кому - макаронные изделия, - спокойно, не торопясь: ничего, постоят-подождут, не графини. Сан Саныч, естественно, давно уехал, Марья Михайловна у себя в кабинетике сидит, у нее первый кайф - это, как говорят, блаженное ничегонеделание.
 Володька под предлогом охраны общественного порядка и всенародной собственности в подсобке засел, да еще и двух дружков-ментов к себе затащил - рядового Серегу, да сержанта Димку, - а что, тихо, прохладно, мухи не кусают, пиво холодное, неразбавленное, не то что в ларьке на вокзальной площади, начальство заявится - и ему нальем. И все довольны. Кроме Розки: она-то рассчитывала второй бидон с пивом, да третьего леща вяленого приберечь на завтра - а вот облом-с! Шипит про себя Розка - а виду не подает: Володька - человек нужный.
 А Слоненок пашет как проклятый. Только присядет - опять кто-нибудь орёт: «Слоненок, флягу подтащи! Слонёнок, еще тушенки неси! Слоненок, ящики пустые убери, - мне не пройти, не проехать!» Бегает по магазину Слонёнок, с ног сбился... А Розка на него больше всех кричит...
 ...Сидят менты в подсобке, развалились, только что ноги не задрали на стол. Тут тебе и прохлада, и рыбка, и пивко - все тридцать три удовольствия. Да еще и цирк бесплатный: Слоненок туда-сюда носится. Смеются менты - а чего им не смеяться, красивым, плечистым, высоким, да еще в форме с погонами?
 - Эх, Слоненок! Ну ты погляди на себя - какой ты грузчик? Недоразумение одно!
 - Да его от земли не видать!
 - Они б еще ляльку с соской в грузчики взяли!
 - А что, и больше толку бы было!
 - Он же пустой ящик едва поднимает!
 И Розка, шествуя от прилавка в туалет, смеется, поддакивает: «Какое там поднимает! Его самого впору в этот ящик сажать да на веревочке тягать!»
 Менты от хохота пополам сгибаются. А из зала - опять Нина Петровна, визгливым сопрано: «Слоненок! Водяру неси, ну где ты там?» И тут же - Татьяна Борисовна, мощным оперным контральто: «Слоненок, тащи флягу!» Пошел за флягой - Розка вдогон кричит: «И мне потом лапши пару коробок!» А менты ей: «Да погоди ты, Роз! Пусть сперва водки притащит Нин-Петровне!
 -Да, мужики - эт не бабы, ждать не будут!
 - Пока по одной бутылке перетаскает - глядишь, и день кончился!» А Розка хохочет...
 Стиснул зубы Слоненок, выматерился про себя. Выволок в коридор флягу, водрузил на нее два ящика водки, а сверху - три коробки с лапшой. Ухватил флягу за ручки, поднял рывком, потащил, - шатает Слоненка, ручки в ладони врезаются, а все равно тащит: пускай эти дылды видят, какой он задохлик! Идет - и ментовские взгляды удивленные спиной чувствует. Высунулись менты в дверь, ждут, что будет. Смертельный номер - только что не под куполом! Дошел Слоненок до входа в зал, остановился, глянул - ах ты черт! Не пройти! А Нина Петровна его увидела, да как закричит: «Роза, Роз! Гляди! Кавалер-то твой! Эк чертоломит!» Розка обернулась, и ахнула: «Слоненок! Да что же ты делаешь, горе луковое! Надорвешься - за чей счет тебя хоронить будем, Шварценеггер хулев? Поставь, я свое сама утащу!»
 - Да я сейчас, Розонька... - хрипит Слоненок... приседает, чтобы вписаться в проем... ну... еще пониже.... та-ак... вроде, прошел... теперь бы еще выпрямиться... закачались ящики... Взвизгнула Розка, кинулась коробки подхватить, да не успела - рухнула пирамида египетская, да прямо на продавщицу. Вермишель мелкая яичная - лавиной, за ней - водка - звон, грохот, амбре на весь магазин, как на спиртзаводе, мат-перемат из трех десятков работяжьих здоровых глоток... А в довершение всего - Слоненок на ногах не удержался. Плюхнулся грузчик прямо на Розу, и без того изрядно примятую, пытается подняться, - и Розу при этом вовсю лапает! Картина шоколадным маслом! Менты, конечно, все трое на грохот прибежали. Розка под Слоненком стонет: «Володь! Убери его от меня!» Володька рад стараться: ухватил Слоненка за шиворот, как котенка нашкодившего, в коридор вышвырнул, а Розе этак галантно, по-киношному, руку подал. Встала Роза, охает, стекло да вермишель с себя обтряхает. Народ в магазине ржет так, что вот-вот витрины полетят.
 - Слоненок! - вопит Розка не своим голосом. - Иди сюда, чучело!
 Приволокли менты несчастного грузчика. «Роз, - говорит лейтенант, - ты мне только скажи, я из него котлету сделаю!» - и усы холеные подкручивает. «Да какая там котлета, - Роза говорит, а сама из лифчика вермишель вытряхивает, - на один зуб!» И - Слоненку, будто королева какая: «Значит, так: сейчас мухой в сортир, берешь там швабру, ведро, совок и веник. И чтоб через три минуты не было этого бардака!» А Слоненку хоть в сортир, хоть на Марс - лишь бы от Розки да от Володьки подальше.
 Тут Марья Михайловна пришла: что, мол, за шум, что за гам, кто мне отдыхать мешает? Как узнала, в чем дело, - только вздохнула: «Заставь, - говорит, - дурака богу молиться...». Не договорила, рукой махнула и к себе уплыла.
 А очередь наперебой в остроумии изощряется: «Ай да Слоненок! Ведь завалил Розку-то! Средь бела дня! Ты, Роз, не гляди, что он те в пуп дышит - он ить кавалер-то ого-го! Да... вот уж орел так орел!» «Козел он, а не орел! - всхлипывает Розка, и ногу, флягой ушибленную, потирает. А Елена Эмильевна, училка по биологии, девка-перестарок - когда заварилась вся эта каша, как раз ее очередь подошла, - говорит этак, вроде, сочувственно, но с улыбочкой ехидненькой: «Теперь, Роза Шафиковна, он просто обязан на вас жениться!» Ну тут, ясен пень, народ опять на ха-ха пробило со страшной силой: прямо тебе задорновский концерт...
 ***
 По сарафанному телеграфу весь центр облетела ехидная фразочка. Было бы это в большом городе – кануло бы всё, будто камень в болото. Но в заштатном Городишке, где, по большому счету, не случается никогда и ничего... Житья не стало Слонёнку! Чуть высунет нос из каморки - уже кто-нибудь в спину хихикает: «Одно неосторожное движение - и ты жених!» Тащит Слоненок коробки с лапшой - а бабы ему из очереди: «Эй, Слоненок! Слышь, на свадьбе-то когда гулять будем?» Дальше - больше: языки у бабья полощутся - что трусы на веревке, уже и в койку Слоненка уложили с Розой, и развели, и лялька-то у продавщихи от грузчика, и абортов без счету - откуда только что взялось? «Женись, Слоненок! - смеется мент Серега, - Роза, она невеста хоть куда! Откормит тебя на магазинных-то харчах - может, на человека похож станешь!» И мент Димка - туда же: «Давай, Слоненок! Роза тебя заместо брошки прицепит - только знай, держись!» Работяги общажные пересмеиваются за спиной: «Погодите, вот женится Слоненок на Розе - важный человек будет! Слон Батькович! Ведь и узнавать-то нас перестанет!» Хохочут... И Розку достают ехидные бабы. А пуще всех Наташка Коровина старается... Краснеет Розка, злится, где отшучивается, где отлаивается, шпыняет Слоненка почем зря...
 ***
 Им смех, а Слоненку каждое словцо - как иголка под ноготь.
 Влюблен Слоненок. По уши. Давно. Страстно. Безнадежно. Ну, спрашивается, куда этакой ходячей несуразице, Божьей оплошности, всякие лямуры и прочие высокие материи? Как деревенской Дуньке - платье от Кардена: и руки красные да мозолистые, да с трауром под ногтями, из кружевных рукавов торчат, и опорки - из-под подола бархатного, и на бедрах того и гляди разлезется! И ладно бы, нашел какую-никакую дюймовочку-недомерочку - но нет, Роза ему, видите ли, понадобилась! Которой под мышкой, заместо зонтика, его впору носить! Ну как тут, скажите на милость, здравомыслящим людям не хохотать над ним? А он еще возмущаться смеет! Скрипит зубами Слоненок, посылает шутников на все буквы алфавита - но куда одному против всех!
 ***
 Но всему когда-нибудь приходит конец - пришел конец и Слоненкову терпению. Как-то раз поймал его в пятницу вечером в вестибюле все тот же Володька, и давай подкалывать: мол, ты, так тебя растак, зачем хорошую девушку обижаешь? Когда Розу честной женщиной сделаешь, а? Давай, пока я тебе сто семнадцатую статью не пришил! Слушай, ведь такая невеста... А работяги, кто с работы шел, - тоже рады стараться: женись, Слоненок, такой случай упускать нельзя!» Достали Слонёнка до печенок. «А что,- говорит, - вот вам назло возьму да женюсь!» Все так и обмерли. А потом - ха-ха-ха! «Ты, - Володька ему говорит, - хоть посватайся сначала!» «А что? И посватаюсь! Сукой буду по-тамбовски, гадом буду по-ростовски, с рожей, битою по-псковски, век свободы не видать! Вот завтра же и посватаюсь, чтоб вас всех перевернуло от злости, козлов рогатых!» Честная компания насилу челюсти подобрала. Брось, говорят, Слоненок, уж и пошутить нельзя! А Слоненок еще пуще уперся: сказал, говорит, что сделаю Розе предложение - значит, сделаю, и весь сказ! «Спорим - не пойдёшь?» «А вот спорим, пойду!» На что? А на поллитруху! Да чего уж там, из-за поллитрухи мараться - на ящик! Идёт! Ладно, думают мужики, пойдешь - иди. И мы - с тобой, вроде как свидетели. Ящика водяры нам, ясен перец, не видать - откуда бы ему взяться у Слоненка? Но цирк бесплатный поглядеть - эт мы завсегда с удовольствием! Тут же явились откуда-то и пиджак, и рубашка, и брюки - всё вполне приличное, хоть и потертое, вот только тут подкоротить, да вот здесь подвернуть. Даже носки Слоненку кто-то пожертвовал, почти новые, всего с одной дырой - зато одного цвета, как положено! Весь вечер общага гудела, как трансформаторная будка....
 ***
 ...А утром процессия к магазину двинулась. Впереди Слоненок - вымытый, выбритый, принаряженный и уже порядком от собственной смелости ошалевший. За Слоненком Володька выступает, вроде шафера - важный, как прокурор. Следом практически вся общага топает, кто свободен, - в кулачки смеются. Дошли до магазина. Слоненок на пороге запнулся было, глянул беспомощно по сторонам - но нет, шалишь! Вошел Слоненок в подсобку, - ноги деревянные, язык не ворочается, в голове одно бухает, как кувалдой по железу: куда прёшь, куда прёшь, дурень? А в сердце, наперекор всему благоразумному, - шальное, отчаянное «А вдруг!» Роза, Розонька...
 - Ох ты! Гляньте на него! Слоненок, и чо это я в тебя сегодня такая влюбленная?
 - Роза... я... эта... ну, то есть...
 - Ну, давай, рожай, что ли!
 Вскинул голову Слоненок, и - как ту несчастную отвертку, сунул Розе потрепанный букет чахлых разноцветных ромашек, который лично перед тем нарвал в общежитском палисаднике.
 - Роза! Иди за меня!
 Роза рот открыла, что твой карп на прилавке, глаза выпучила по-лягушачьи - вот-вот родит: «Слоненок... ты... что?» Тут Марья Михална приплыла, как крейсер «Аврора»: «Что за толпа, что за шум?» А Нина Петровна ей: «Да вот, Слоненок Розе только что предложение сделал! Замуж зовет! Не поймешь - то ли пьяный, то ли с дуба рухнул?» И Розка, очухавшись наконец: «Совсем, видать, сбрендил, Марь Михална! Ишь, вырядился! Я думала, он к вам в таком виде намылился, отгул просить...» Директриса чуть носом потянула, и тут же на беднягу Слоненка - всех собак с цепи: «Ты у меня поприставай к порядочной девушке! Видали его, жениха хренова?! Вали домой, проспись! Невеста ему, вишь ли, потребовалась! Фляга с самогонкой тебе невеста! Иди, убирайся с глаз моих! И чтоб я тебя больше тут не видела!»
 ***
 И стало на душе у Слоненка тихо, пусто и буднично, как в доме, из которого только что вынесли новогоднюю елку. Развернулся Слоненок молча и ушел. Прошел сквозь толпу, как сквозь строй - когда еще представится почтенным жителям такой случай поупражняться в остроумии? Поплелся домой. Заперся в каморке. Постоял, поглазел бессмысленно в окно, и сел плитку чинить, что давеча Светка с пятого этажа притащила, - лишь бы чем-то занять руки и мозги. Тут дружки да сваты приперлись, вдоволь насмеявшись с продавщицами. Давай к Слоненку стучать, докапываться: мол, сейчас пирком да за свадебку! Слоненок - отвертку наизготовку, дверь распахнул рывком - чуть с петель не слетела, да как понес - из вагона в вагон, да через весь эшелон! «Ах вы, - кричит, - суки-суки-суки! Да я вас, козлов... Да вот этой отверткой... Да всем пасти порву... Да кровь пущу... Да ша под нары, волки позорные!» - а у самого в глазах слёзы. Тут до тех, кто маленько поумней был, с грехом пополам дошло, что надо бы и меру знать в шуточках. А может, и просто струхнули. Оставили Слоненка в покое. Свалился Слоненок на кровать свою замурзанную и уснул мертвым сном, как Бонапарт после Ватерлоо...
 ***
 Проснулся часа через три. Башка - как котел. Посидел, подумал, изругал про себя всё, что только можно... А делать-то нечего: не сжалился боженька, не прибил на месте - надо, выходит, как-то дальше жить, а значит - вставать, да на работу тащиться, в распостылый магазин, да Марь Михалне, ведьме старой, кланяться в ножки, чтоб простила: никто тебя за красивые глазки кормить не будет, дураков нет! «Вали, проспись!» - да с чего проспись-то, когда и не пил? Ну, замахнул сто грамм для храбрости - так как же без этого? Вот сейчас бы высосать поллитру, а лучше две... Да нельзя. Запарил Слоненок чифирю по-настоящему, по-лагерному, выглохтал кружку в три глотка, переоделся в свое, привычное. Выглянул тихонько в дверь - никого. Вахтерша в своей конурке почивать изволит, храпит так, что стекла дребезжат. Пошел. На улице - тоже почти никого. И какому дураку взбредет в голову без крайней нужды вылезти на улицу, когда жара чуть не под сорок? Тем паче - в выходной.
 ***
 А в магазине Володька с Розкой шуры-муры крутят, - благо, обед. И разговор у них, естественно, вокруг Слоненка вертится: и такой-то он, и сякой, и как посмел! Утешает Розку Володька, такое обещает устроить нахальному Слоненку, место свое забывшему...! А лапы у Володьки распустились - прямо как одуванчики по весне... Разнежились - не услышали, как машина подъехала. Протопал кто-то по коридору - как по плацу. Распахнул дверь. «Роза! От мента!.. То есть, от винта!»
 - Ох ты, вот он! Летчик-налетчик! Вечно как с неба падает!
 - Вить, ну предупреждать же надо...- смеется лейтенант через силу.
 Витька-Капитан приехал, шофер с заводского подсобного хозяйства, комиссованный военный летчик – и, конечно же, со своей коронной остротой, от которой у Розки уже на зубах оскомина.
 Витьке на вид лет сорок пять, мужик он здоровенный, выше Розки на голову, плечи еле в дверь пролезают, голос - ерихонская труба. Володька Розку к нему ревнует. Розка с Капитаном любезна: еще бы, это же великое дело, когда у человека грузовик в руках! Но любезна в пределах разумного.
 Тут же Витьку посвятили в историю со Слоненком - благо, до подсобного еще не дошла животрепещущая новость. Ржет Витька, золотым зубом сверкает:
 -Да что ж ты, Роз, так ухо-то завалила? Это ж надо было упустить такого жениха!
 - Роз, слушай, такой жених!
 - Жених - хоть куда! Захотела - в койку положила, надоел - в коробчонку спрятала...
 - Да с таким женихом разоришься на фиг! Ему как со мной целоваться, так вертолет надо нанимать!
 Хохочут на весь коридор. А Слоненок все слышит. Стоит Слоненок под дверью у Марьи Михайловны, и войти не решается. Утром всю храбрость истратил, какая была, и чифирь не помогает. И тут Капитан выдает: «Эх, и дураки же вы! Вместе с Марь Михайловной вашей». Слышит Слоненок, как в кабинете директорском кресло скрипнуло - видать, пробудилась Марья Михална от дремы, да уши навострила!
 - Эт еще почему, Капитанище? - удивляется Роза.
 - Слоненка от полетов отстранили - а кто теперь меня будет разгружать?
 - Бли-ин... Ну, ладно, Вить, давай, может, с тобой вдвоем как-нибудь управимся?... Или, может, втроем? - Смотрит Розка Капитану в глаза, как собачонка: ничего не попишешь, прав летчик-налетчик на все сто и больше. Слоненка прогнали, а у сменщика его, Михал Палыча, сегодня выходной законный, и сидит Михал Палыч сейчас, скорей всего, в заветном месте в тенёчке с удочкой, а не то так в саду загорает на пару со своей старухой, и пока его найдешь, да пока уговоришь на сверхурочную... Ведь скиснет же всё! А Витька-Капитан не дурак - задаром фляги ворочать! - Ви-ить... а может, сходишь в общагу за Слоненком этим долбаным? Всего-то минута ходу... Мне-то, сам понимаешь, неудобно... Авось да проспался, чучело огородное!
 - Ладно... - нехотя соглашается Капитан, - я мигом. И тут - директриса из кабинета: «Роза! Кто там? Виктор, что ль, приехал?»
 - Иду, Марь Михална! Так точно, Марь Михална!
 Открыла Роза дверь - Слоненок едва успел в туалет спрятаться: ну как ей на глаза попадаться после этакого срама?! К двери прильнул, слышит: Марья Михайловна ругается. Надоел, говорит, мне этот Слоненок хуже горькой редьки. Мочи моей нет, говорит. Давеча сколько водки разгрохал да лапши рассыпал, выпендриться ему, видите ли, хотелось, - перед кем, неизвестно. Сегодня на работу явился в лабузу пьяный, аж шарики за ролики задвинуло. Замуж за него иди! А завтра вообще кого-нибудь прямо под прилавком изнасилует! Уволю вот по тридцать третьей - будет знать! А Витька поддакивает: гоните, мол, его, гада болотного, в три шеи... вот только пусть он машину сперва разгрузит, пока молоко не прокисло...
 А что, - разобрало Марью Михайловну, - и уволю! И без него разгрузим! Вить, поможешь, а? Пиво за мной! Прямо сейчас и уволим! И по тридцать третьей! Пришел пьяный на работу? Пришел. Приставал к порядочной женщине? Приставал. Свидетели имеются? Да кого ни спроси - любой расскажет! А ну-ка, Роза, садись за машинку, приказ напечатаешь! Сейчас, Вить, мы быстренько!
 Застучала Роза на машинке - одним пальцем. Не стал дальше слушать Слоненок. И так всё ясно. Вышмыгнул на цыпочках на улицу. Стоит, как чумной - не знает, что делать, куда идти. Всё враз ему в голову ударило - жара, чифирь, Марья Михайловна... Свадьба эта дурацкая... Уволили - за что, спрашивается? Куда теперь кинуться? К кому? Затравят, жить не дадут... Конченый ты человек, Слоненок.
 ***
 А прямо перед дверью - не пройдешь и не пролезешь - Витькин «газон».
 Ах, хороша машина! Зверь! Это тебе не оранжевый «запор»... И не фургончик Сан Санычев... Хороший зверь, большой, сильный, теплый... не то, что... И глаза-фары круглые, добрые, как у игрушечной собаки... была такая когда-то, у Ольки, у соседской дочки - мамаша то ли из Москвы, то ли откуда еще привезла. Слоненок, пацан десятилетний, взял собаку - поглядеть только хотел. А девчонка - в крик, да бегом к маменьке, а мамаша давай орать на Слоненка, да хулиганом и вором обзывать! Побежал к мамке Слоненок: чего, мол, Олька врёт на меня? А мамка ему еще добавила: раз говорят про тебя, что хулиган, значит, нахулиганил, дыма без огня не бывает, знаю я тебя! Слоненок потом втихаря этой Ольке, отличнице и паиньке, все тетрадки клеем залил - не ябедничай. Получил, естественно, на всю катушку...
 Вот и теперь он ни в чем не виновен - и наказан. И чужая игрушка перед ним стоит - красивая, дорогая... А если все-таки...?
 Глянул по сторонам Слоненок - вроде, тихо. Рванул большую скрепку, на которую рубаху застегивал, - пуговицу пришить всё недосуг было, да и не охотник Слоненок до форсу, - разогнул. Раз, два - поддался замок. Взлетел Слоненок в кабину, сел за руль, крышку долой, два проводка вытащил, концы зубами зачистил - привыкать, что ли? Завелась машина, заурчала ласково, как кошка. И так бедняге Слоненку стало вдруг хорошо! Взялся за руль, выпрямился, поглядел на мир сверху вниз. По-е-ха-ли!!
Tags: писанина, полтергейст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments