anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

А что, собственно, волокли через границу?

А вот что:

Эстер взяла было кубок, но тут же положила на место – уж очень хрупкая вещица! Анри потрогал пальцем гладкую шкуру зверя – вот ведь, каждая чешуйка выточена!
Книгу взял. Тяжелая. И вроде бы даже теплая, как живая, и будто в руках чуть заметно подрагивает – или это у Анри руки дрожат? Да нет, отчего бы? Показалось.
Ну-ка, поглядим… Он медленно открывает книгу… листает… Священное писание. Красивое, с картинками разноцветными, с заставками… Хорошая вещь. Старинная. Дорогая. В случае чего – можно будет продать. Так! А это что? На дне шкатулки, там, где книга была, на бархате крупными неуклюжими стежками - видно, что работала мужская, не привычная к иголке и нитке рука - нашит белый полотняный кружочек, а в нем – красный крест с расходящимися концами. Метка. Собственность Ордена Храма, черт бы его подрал.
- Слушай, откуда Исаак это взял?
- Да говорю же тебе: получил в наследство от Авраама, своего деда. А тот – от Иегуды, своего прадеда. А вот где Иегуда это взял… - девушка тихонько качает головой и пожимает плечами. Ладно, неважно откуда взялось – главное, что сейчас это у нас в руках. Это велено было беречь на крайний случай. Это может нам пригодиться. Значит, стоит того, чтобы рассмотреть его повнимательнее. Анри перелистывает книгу, страница за страницей. Кое-где на полях забавные картинки: вот толстая обезьяна в митре, с надутой мордой – вылитый архиепископ Руанский Норбер, посохом толчет воду в ступе, брызги летят и на лету превращаются в жаб и гадюк… вот ворона в шлеме, с мечом в клюве, едет верхом на хромой собаке на турнир – а может, и на войну… вон с тем долговязым нелепым аистом, что, растопырив крылья, нацелился ринуться с крепостной стены, сложенной из кочанов капусты… Где красками нарисовано, тщательно – а где просто парой росчерков привязали к бумаге мысль мимолетную… Иногда попадаются меж страниц вложенные листки – с рисунками, формулами, словами какими-то несусветными: хоть буквы знакомые, а не французское письмо, не немецкое, не итальянское, - хоть вверх ногами читай, хоть сзаду наперед! И не по-латыни. Вензеля какие-то попадаются – а всего чаще С и II или Г и O переплетенные. Кто был этот Г.O.? Черт его разберет теперь …
А вот это, интересно, что такое? Листок пергаментный. Тонкий, вчетверо сложенный, на сгибах протертый. Исписанный мелким почерком с двух сторон. По-сарацински?… Нет, хоть и похоже – да не то.
А Эстер говорит: дай-ка мне - по-нашему это писано, по-еврейски.
*
Вот что писал ее далекий предок, почтенный Исраэль бен Давид, торговец, ростовщик и каббалист из Иерусалима, Иегуде, своему первенцу.
Кубок с драконом и книга, в черную кожу переплетенная, принадлежали некогда мессиру Герберту Орийякскому, философу, астроному, математику, чернокнижнику и некроманту, - тому самому, легендарному - да защитит нас Господь и его архангелы! - которому вызнать у дьявола какую-нибудь тайну мироздания – сколько, к примеру, чертенят на кончике иглы усядется, или, скажем, кто станет в Риме следующим папой - было все равно, что деревенской кумушке у колодца с соседкой поболтать.
Заполучил сии сокровища Герберт в Каталонии, куда еще молодым бенедиктинцем приехал, томимый жаждой познания. Дух он там свой питал книжной ученостью, и преусердно – однако же и о плоти грешной не забывал.
И вышло так, что слюбился мессир Герберт с единственной дочкой одного мавра премудрого, у которого он учился колдовской науке, и так-то славно с нею поладил, даром что посвятил себя Господу, что девица мало того что сбежала с ним из отчего дома, подлив папаше сонного зелья в питье, так еще и ларчик прихватила с собой, которым колдун дорожил, как зеницей ока. Ну, что дальше было с той красоткой – неизвестно, да и неважно, - а вот Герберт, скрывшись от погони, оказался счастливым обладателем, во-первых, книги, куда старый нечестивец записывал все свои заклинания, а во-вторых, той самой чаши, которую сатана протягивал Спасителю нашему, когда в пустыне Его искусить пытался. И кто изопьет из той чаши – тому дается от нечистого пророческий дар.
Вот тут-то Герберту и привалила удача. Да такая, что не только в деньгах купался некромант, не только все науки превзошел и на весь крещеный мир прославился, - а и папской тиарой увенчал себя, выиграв ее в кости у самого падшего ангела. Сильвестром Вторым стал зваться. И говорят, будто рек Герберту сатана, когда закончили они партию: «Ладно, выиграл – архангел с тобой, папствуй! Но как отслужишь мессу в Иерусалиме – добро пожаловать в ад!». Папа Сильвестр, как человек разумный, предупреждению внял, в Святую землю кончика носа не показывал и жил себе припеваючи, что воробей на гумне – покуда в мае тысяча третьего не угораздило Его Святейшество отслужить обедню в одной римской церкви. Освящена была та церковь во имя святой Марии Иерусалимской. А жители окрестные звали ее попросту – Иерусалим.
И – умер папа Сильвестр. И пока суд да дело, похороны да конклав – в суматохе да хлопотах, интригах да беготне никто и не заметил, что одним ларчиком стало меньше на папском секретере. Ввел нечистый во искушение некоего фра Джоаккино, который по средам и субботам в папских личных покоях чистоту наводил. По счастью, у подметальщика достало ума прибрать к рукам – «на память о Его святейшестве!» - вещицу на вид самую потертую и неприметную, которой никто во всём Латеране так и не хватился.
И жил себе поживал Джоаккино, доставал изредка ларец из сундучка, любовался на кубок драгоценный, да книгу читал – а надо вам знать, сеньеры мои, что Герберт, не будь дурак, как завладел книгой старого колдуна, так первым делом наложил на нее чары: если кто чужой ее открывал, то видел вместо заклятий строки Священного Писания.
Незадолго до смерти Джоаккино, так и не поняв толком, что за сокровища у него в руках оказались, тайком передал ларец племяннику, мелкому лавочнику из Мантуи. А тот потом – своему сыну, в подарок на свадьбу… Так и пошел ларчик по белу свету гулять.
Пока не занесло его лихим ветром на берега Луары, к одному бедному дворянчику. А беден этот сеньер был оттого, что стук игральных костей для него звучал слаще небесной музыки. Разумеется, в долгах был сей дворянин по самую макушку. И в числе многих прочих должен был крупную сумму местным храмовникам. И вот однажды приехали к нему из командории за процентами по займу – а у него в кошельке только ветер посвистывает. До гроша проигрался накануне. А значит, извольте, мессир, пожертвовать Храму замок и оставшиеся угодья, а сами ступайте ночевать с бродягами под мостом. И попросил дворянчик брата казначея удостоить его разговора наедине, и упал ему в ноги, моля об отсрочке, и посулил в дар драгоценную реликвию. Да не Ордену в дар, не командории – а самому достойному брату, лично. И как открыл незадачливый должник ларец, да чашу на стол выставил – так глаза у казначея и загорелись. Неспроста ведь говорится «жаден как тамплиер»!
И дал отсрочку брат казначей, Жак де Ла Ривьер. И завладел кубком и книгой. Припрятал добычу в сокровищнице, в самом темном углу, за сундуком, в пыли и паутине. А на всякий случай метку орденскую внутри ларца нашил на обивку – вроде как ордену пожертвование, простите, сеньеры братья, забыл занести в реестр! Как ни силен страх, как ни крепок обет – а природа человечья все же сильнее.
Когда же послали Жака в Палестину, то он неизвестно как, но выискал способ незаметно забрать с собой ларец и припрятал сокровище в Иерусалимской командории, в потайном местечке. Там ларчик и полеживал себе. Пока не пленился достойный брат пышными прелестями какой-то веселой девицы, да не протратился на подарки ей, да не кинулся, прослышав о грядущей ревизии, среди ночи в лавку к старому Исраэлю…

Tags: тамплики
Subscribe

  • Йес!

    Добила сегодня таки последнюю "средневековую" часть Командора! Худо-бедно, конец вдали замаячил:)

  • накорябалось...

    В 1307 году от Рождества Христова это было. Солнце на огненной колеснице вкатило в август. День клонился к закату. В командории Храма в Пуатье рыцари…

  • Надежда попаданца...

    – Гриш! А, Гриш! Ты тут? – заскрипел в замке вагонный ключ, облупленная дверь приоткрылась, и в щель заглянула пожилая женщина – низкорослая и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments