February 22nd, 2011

Нашла таки:)

Вот еще штучка... Не помню точно, нгде откопал, но, кажется моей ИМХЕ, что это вроде бы Веры творение...
Отдаю на ваше рассмотрение...

Дикон Окделл, восемнадцатилетний юноша, три месяца тому назад в наказание низвергнутый Создательницей из Кэртианы и после горячих просьб отданный эрам и эреа с приметного интернетовского форума, в ночь под Рождество не ложился спать. Дождавшись, когда под утро хранители и форумчане ушли чатиться на Эланд, он достал из кармана авторучку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать. Прежде чем вывести первую букву, он несколько раз пугливо оглянулся на двери и окна, покосился на тёмно-зеленый монитор, и прерывисто вздохнул. Бумага лежала на скамье, а сам он стоял перед скамьёй на коленях.

«Милый мой эр, монсеньор - писал он. - пишу вам письмо. Поздравляю вас с Изломом и желаю вам всего от Создателя. Нету у меня вашими стараниями отца, а маменьки лучше не было б вовсе, так что только вы у меня один остались».
Дикон перевёл глаза на экран монитора, в котором мелькало отражение его свечки, и живо вообразил себе своего эра, служившего Первым Маршалом Талига у проклятых Олларов. Это стройный, гибкий, но необыкновенно сильный и подвижной мужчина лет 35-ти, с вечно приподнятой бровью и холодными синими глазами. Днём он спит в камере тюрьмы Багерлее или издевается над тюремщиками, ночью же, окутанный тайной, ходит по чужим снам и спасает Иноходца. За ним, опустив свиные и лошадиные головы, шагает Зверь, прозванный так за крылья, хвост и щупальца, длинные, как у спрута. Этот Зверь с эром необыкновенно почтителен и ласков, но кредитом эра не пользуется. Под его почтительностью и смирением скрывается самое сузо-музовское ехидство. Никто лучше его не умеет вовремя подкрасться и цапнуть Ракана за ногу, забраться в Гальтары да и слопать. Ему уж не раз отбивали задние ноги, раза два его вешали, каждую неделю пороли до полусмерти, но он всегда оживал, когда его вызывали. А погода великолепная. Воздух тих, прозрачен и свеж. Ночь темна, но видно всю Олларию с её каштанами и сиренью, щебечущими скворцами, красными черепичными крышами и булыжными мостовыми...
Дикон вздохнул, взмахнул авторучкой и продолжал писать:
«А вчера мне была «выволочка». Всем форумом выволокли меня за волосья на двор и «отчесали шпандырем» за то, что я вас отравил, живу без совести, и по герцогской своей сущности сноб. А эреа Триша дубиной добавила. А на неделе велели мне выпить яду, убиться веником и вгазенваген и объясняли мне мою гнилую сущность, а потом взяли свинью, сказали, что теперь это мой герб и ейной мордой начали меня в лицо тыкать. Эры с форума надо мной насмехаются, говорят, что у меня не лицо а свиная харя, а еще говорят гадости про Катари, Альдо и эра Августа, и велят своей головой думать, а потом бьют чем попадя. А еще заставляют бегать в таверну за кассерой и воровать для них спойлеры. Милый монсеньор, возьмите меня отсюда домой, в Картиану, нету никакой моей возможности... Кланяюсь вам в ноги и буду вечно Создателя молить, увезите меня отсюда, а то помру...»
Дикон покривил рот, потёр кулаком фингал и всхлипнул.
«Я буду вам вино наливать, - продолжал он, - на войну с вами ходить, а травить и прочих глупостей делать не буду, а если что и случится, то секите меня, как Сидорову козу последнего ызаржонка. А ежели думаете, что толку от меня нету, то я у Герарда прощение попрошу, а скажете и вовсе буду за Моро денники чистить. Эр, милый, нету никакой возможности тут находиться, просто смерть одна. Хотел было бежать, да мне известно как из Сети попасть только в Москву и Петербург. А когда я исправлюсь, то за это вас в обиду никому не дам, а умрете, стану за упокой души молить, всё равно как за папу Эгмонта.
А Москва город большой. Дома все огромные и машин много, а овец нету и собаки не злые. Со шпагами тут не ходят и не поймешь кто дворянин а кто простолюдин, но нищих много. А раз я видал в одной лавке продаются пистолеты куда лучше дриксенских и ружья всякие, я бы вам подарил но у меня нет денег а они небось стоят таллов сто каждое... Милый монсеньор, а когда у вас наступит Излом замолви за меня словечко перед Создательницей, а я за тебя жизнь отдам…»
Дикон судорожно вздохнул и опять уставился в монитор. Он вспомнил, как эр давал ему выстрелить из пушки. Весёлое было время! И эр подсказывал, и был черен от копоти, и Дикон был черен. Или бывало, эр выпивает вина, и долго поет прекрасные песни и посмеивается над уже пьяным Диконом…А Дикон несет чушь про благо Талигойи, или про то, что эр на себя «навогаривает» и язык уже заплетается. А эр не может, чтобы не приподнять бровь и не сказать:
- Юноша, не забудьте напомнить, чтобы я научил вас смеяться.
И снова растреплет ему русые вихры и от этого у Дикона почему-то щиплет в носу…
«Приезжайте, милый эр, - продолжал Дикон, - Создателем, Абвениями и Леворуким вас молю, возьмите меня отсюда. Пожалейте меня сироту несчастную, а то меня все колотят и кушать страсть хочется, а скука такая, что и сказать нельзя, всё плачу. А намедни один эр ИМХОЙ по голове ударил, так что упал и насилу очухался. Пропащая моя жизнь, хуже собаки всякой... А ещё кланяюсь Айрис, эру Роберу, и Хуану, а Сону мою никому не отдавайте. Остаюсь ваш верный оруженосец Ричард Окделл, милый монсеньор приезжайте».Дикон свернул вчетверо исписанный лист и вложил его в конверт, выпрошенный накануне у какой-то сердобольной эреа... Подумав немного, он погрыз авторучку и написал адрес:
«В Багерлее, () (http://hghltd.yandex.net Алваровичу». Довольный тем, что ему не помешали писать, он надел шляпу и прямо в рубашке выбежал на улицу...
Сидельцы с дайри.ру, которых он расспрашивал накануне, сказали ему, что письма опускаются в почтовые ящики, а из ящиков развозятся по всей земле. Уворачиваясь от ревущих железных экипажей, влекомых нечистою силою, Дикон добежал до первого почтового ящика и сунул драгоценное письмо в щель...
Убаюканный сладкими надеждами, он час спустя крепко спал... Ему снилась Багерлее. На печи сидит Рокэ, свесив босые ноги, и читает письмо тюремщикам... Около печи ходит Зверь и вертит хвостом...
Annatar
(с)вот отсюда стащено:http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Ffantasy-earth.ru%2Fforum%2Findex.php%3Fact%3DPrint%26client%3Dprinter%26f%3D47%26t%3D1076&text=%D1%84%D0%B8%D0%BA%D0%B8%20%D0%BF%D1%80%D0%BE%20%D0%A0%D0%BE%D0%BA%D1%8D%20%D0%90%D0%BB%D0%B2%D1%83&l10n=ru&sign=d51078848c9088b4e7fc8ef61632a18a&keyno=0

мое создание - в некотором смысле из рода рокэобразных:)

Ага, трубный глас наконец разбудил старого Арно. Привратник, который сладко дремал, сидя на выгоревшей травке и привалившись спиной к стене, нехотя поднимается, что-то бурча под нос, потирает поясницу, открывает забранное решеткой окошечко в воротах, долго вглядывается, поминутно протирая единственный глаз, и наконец с кряхтением берется за ворот. Опускается малый мост. И въезжает в командорию…
Ух ты! Вот это громадина… Донжон в кольчуге! В ворота проезжал – пригнулся! На что брат Люк верзила – а и то, когда въезжает, у него от головы до свода чуть не ладонь остается, а этот… И конь вороной ему под стать – впору скамейку подставлять, чтобы расчесать ему гриву хорошенько... И котта белая орденская рыцарю коротка – чуть ниже колен, да и эту-то, наверное, пока отыскал для него – всё, как есть, проклял бедняга келарь! Ведь это же великан! Огр, из тех, про которых Берта, бывало, сказки рассказывала вечерком у камина! Только лицо у него веселое – совсем не людоедское.
Въехал. Капюшон кольчужный откинул. Волосы светлые – льняные. И такие же светлые, чуть с рыжиной, подстриженные усы. Северянин, сразу видно. А лицо смуглое, до черноты загорело. Как у де Пейра, и у Люка с Морисом… Как пить дать, в Палестине был – и долго был!...
Глаза у него большие, светло-светло-карие, янтарные – как у сокола или у кота. И светится в них веселая злость и гордость соколиная в смеси с котовьим лукавством. Огромный – но не тяжелый как Люк или Альбер. Тонкий, гибкий, стремительный – как змей, как золотой крылатый дракон, такой в Тейнаке на витраже лихо уворачивался от придурковатого воителя, святого – имя, должно быть, и сам отец Бенедикт забыл - а тот неуклюже пытался проткнуть сияющее крыло мечом, синим, широким, из кусочков набранным лезвием, Жизель всегда смешила эта картина... Жизель… Нет, нет, только не теперь, не надо!
Огр вдруг быстро наклонился – и положил Ангеррану руку на плечо. Ух, и лапища… Побольше, чем у Альбера. Кулачище, наверное, с Ангерранову голову… Красивая рука, точеная, как у Лаира. Пальцы длинные, сильные… Уцепит – не вырвешься… И тепло от его прикосновения – будто в промозглый день плащ теплый, подбитый мехом, на Ангеррана накинули. Что за человек, никогда Ангерран не видал таких…
-Ну, так что, дитя мое? Не уделят ли нам здешние братья во имя Господне по бутылочке красного? Клянусь Богоматерью, у меня все нутро до самой кожи провялилось, как у сушеной камбалы! Будто я совок адских углей вместо завтрака сожрал!
- Ох, брат Анри… - начинает было второй рыцарь, подъезжая поближе. Лицо его морщится, будто он червивого яблока откусил.
- Что, прекрасный брат Готье? – оборачивается к нему огр. – Боитесь, как бы заодно со мной не угодить в преисподнюю?
- А вы, Анри? – капелланским голосом вопрошает унылый Готье. - Разве вы не боитесь?
Усмехается великан. В кошачьих глазах удалые чертики прыгают – как у Жофруа, только еще отчаяннее и веселее!
- Знаете, Готье, не думаю, чтобы хвостатые рогоносцы были намного страшнее сарацин. А с теми я до сих пор управлялся худо-бедно! – и руку на рукоять меча положил. Готье тяжело вздохнул – и отъехал. Завел с Арно разговор о погоде -или о чем еще безобидном, не слыхать отсюда. Да и сдались Ангеррану те разговоры, когда рядом – этот невероятный огр!...

Застрелизмо! В духе Альдо:(

Искала тут кое-что для Командора - и наткнулась:

Приглашаем Вас провести удивительный вечер в Пражской средневековой таверне “У Паука”. В помещениях старинного СКЛЕПА, оформленного в духе средневековья, Вы отведаете вкуснейшие старочешские блюда, лакомства и напитки, а между тем Вас будут развлекать живой средневековой музыкой, забавой, выступлениями прекрасных танцовщиц, фехтовальщиков, факиров, веселых, костюмированных массовиков затейников.


Представляю: этакий туристический шоу-банкет в тамплиерском замке, именно в крипте. И в разгар веселья из-под надгробия высовывается-таки сперва костлявая рыцарская лапа, со здоровенным мечом, а потом и сам дважды прекрасный брат рыцарь, очень недовольный: почему это нахалы сами пьют - а ему не наливают, в крест-град-Ерусалим Саладинову бабушку?!!

по случаю праздничка - военно-кертианский анекдотец:)

Утро после окончательного разгрома Гайифы. Вечером праздновали победу – от души, с размахом…
По лагерю бродит Матильда Ракан в состоянии тяжелейшего бодуна, то и дело спотыкается о пьяных талигских офицеров, ругается на чём свет стоит:
– Лионель Савиньяк? Твою кавалерию!..
– Эмиль Савиньяк? Твою кавалерию!..
– Фок Варзов? Твою инфантерию!..
– Курт Вейзель? Твою артиллерию!..
– Альмейда? Твою флотилию!..
– Епископ Бонифаций? Твою.… Твою.… Твою… от же сволочь Олларианская, даже не обругать по человечески…

Хотя почему - не обругать? Навскидку - "Бонифаций, твою капеллу!":)