February 4th, 2010

стишка

Вилла Ла Гардиа
(Элегия)

«Вилла Ла Гардиа.
Вилла в Хавии (60 км севернее Аликанте)...
4 спальни... 2 гостиных с каминами....
Стоимость $1 069 000».
Салон недвижимости №1-2002

Ла Гардиа... Гвардия... Короля? Кардинала?
Неважно - сияло б солнце ярче новенького динара,
Что чудом уцелел в чалме паломника из Медины,
Да были б золотом сплошь залиты мундиры.
Колонны, зелень, нежный запах сирени...
Между-жизнь? Над-жизнь? Просто - vita serena.
Шелест листвы... Или мраморные шепчутся боги?
На дорожке - ни стеклышка, и поэтому ноги
Нежные безбоязненно босы.
День - как листок из рукописи, найденной в Сарагосе.
И можно на веранде до ночи, потягивая vin-santo,
Пороть чепуху, и не ссылаться на Канта -
Зачем? Нас тут все равно никто не услышит,
Разве что - кот на полднем согретой крыше.
Здесь крещенский холод - в районе плюс десяти.
Дважды два - серебристая рыбка: вон, над морем летит!
Здесь некому в нашу радость подлить отравы.
Никто не ворвется, чтоб «спасти и направить».
Только мы, да кот, да сатироглазые козы,
Чье молоко - как мед, да ласточки, да стрекозы,
Да шмели гудят на виолончельной ноте.
И томик Ронсара в кожаном переплете.
А ежели кто заявит с мордой нахальной,
Что глупо счастья искать в картинке журнальной,
Мы ничего не скажем - что с дураками спорить!
Только после дождя в четверг из окошка в море
Нарисованное нырнем, как пара монеток,
И, на дне укрывшись среди коралловых веток,
Почувствуем, как разъедает вода вериги.
А когда перестанут стрелять и пускать ковриги,
Вынырнем с плеском посредине лунной дорожки,
Где, на лету хватая звездные крошки,
До колик смеша Августина и Аквината,
С ангелицами в вальсе кружатся чертенята,
Как на Pont d’Avignon. И кружево винограда
Прихотливо завьется на чугунных оградах.
Мы в закрытом саду, где тишь звучнее органа,
Белые розы приложим к сердечным ранам -
Пусть алыми станут, как паруса Ассоли!
И если счастья нельзя - пусть будут покой, и воля,
И жидкое солнце в черной кожаной фляге.
Из темной реки зачерпнем серебристой влаги,
Добавим в вино, разлив его в чаши лилий,
И, выпив, забудем навек, что когда-то жили.

(no subject)

Кто позволяет и тем паче просит, чтобы другие толковали его сны по Фрейду или чему-либо в этом роде - тот просто в глубине души не уверен в своем праве видеть сны. Вот и спрашивает: а что бы это значило? То бишь - а можно ли это во сне видеть? А кому, собственно, какое дело, что мы в нашем собственном, частном, сне увидели? И кто вправе нам диктовать, что можно, а что нельзя видеть?