anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

кто там просил продолжения?:))

Гости наконец-то разъехались. На часах, ядовито-зеленым по черному, значилось 02-27. Хозяйка коттеджа, миловидная стройная блондинка лет тридцати на вид, в изумрудно-зеленом вечернем платье (для официальных органов - предприниматель Шутова Надежда Евгеньевна, глава процветающей турфирмы, для светских знакомых и друзей - Надин, для старых и очень близких друзей - Надька-Шутиха), прикрыв глаза, полулежала в кресле перед догорающим камином. Мысли ее текли, как мед из опрокинутой банки – медленно и лениво: «Слава те, Господи, отработали номер… ублажили всех, кого следовало… Теперь – до восьмого марта… Да кой черт – до восьмого – до февраля, двадцать третьего! Да еще этот дурацкий Валентин... Тьфу, чтоб их всех…». Было слышно, как на кухне журчит вода и гремят в раковине тарелки. Кошки - белый желтоглазый ангорец Тимон и черепаховая персиянка Алиса - выползли наконец из своих заветных уголков в гостиную и спали, свернувшись клубочками на ковре.
- Надь... а, Надь... Спишь? - из кухни, разделавшись наконец с посудой, вышла Лариска, узкоглазая круглолицая пышка с темными от природы, но не так давно выкрашенными в отчаянно-модно-рыжий цвет волосами, в темно-синем обтягивающем платье и фартуке, неся на подносе две чашки крепчайшего кофе «Блю Маунтин» - две столовых ложки с горкой на маленькую джезву, плюс столовая ложка коньяка «Реми Мартэн», как раз то, что надо, чтобы привести себя в рабочее состояние после этакой вечеринки. Ох, и чудные же звери эти мужики! - Надя!
 Чего тебе? - Надин с трудом разлепила веки.
 Ты, мать, смотрю, в натуре, прикемарила! Гадать-то мы будем, али как? А то обидно: собирались-собирались...
 Вставай, поднимайся, рабочий народ... - Надин медленно, со смаком, осушила свою чашку, помотала головой, отгоняя сон, и встала с кресла. – Значит, так: ступай в ванную и приготовь все, что нужно. Когда будет готово – позовешь».
Лариска повиновалась беспрекословно, как и положено особе, исполняющей функции компаньонки, горничной и кухарки при разбогатевшей бывшей однокласснице…
Войдя в ванную, Надин (успевшая снять макияж и сменить вечерний наряд на розовую ночную рубашку и пеньюар с кружевами, но все еще не хотевшая расставаться с увесистым крестом на толстой золотой цепи), не могла отказать себе в удовольствии еще раз полюбоваться на стоящий возле ванны манекен в рыцарских доспехах - свое последнее приобретение. Кольчуга, накидка красного тяжелого шелка, вся расшитая львами и драконами, шлем… Казалось - средневековый паладин с мечом стоит здесь во плоти, охраняя свою купающуюся даму сердца.
Хорошо, когда везде свои люди - от посольства до клуба поклонников старины! Все в лучшем виде с ремонтом, сборкой и доставкой на дом, - одному Богу известно, как Санька меч-то ухитрился в контейнер с благотворительными обносками зафитилить? Быстрота и ловкость рук, плюс - по штуке баксов Сашке-обаяшке и Костику-мышкиному хвостику за риск, три французских коньяка Страннику за рихтовку-смазку-чистку, плюс за накидку и прочее тряпье - виски Армену... И в итоге вместо груды металлолома имеем почти настоящего красавца-рыцаря! А во сколько бы это влетело, если бы все было официально? Ась? То-то же! Ай да мы! Зато вся честна компания от зависти о-ко-се-ла – и даже начальник ОВИРа!
Да еще и крест с красными камушками удалось в той же лавочке прикупить. Тоже старинный. Влетел в копеечку – зато красивый. Золотой. И с настоящими рубинами. Ну, а запасным лоскутком от кожаной юбки его обшить и под хипповскую феньку замаскировать, на блошином рынке купленную – не проблема. На что погранцовская рамочка ругается? А вот же, мон офисье, пуговки-блямбочки-цепочки! Пять минут страха - и готово! Надин, улыбнувшись, погладила крест.
«Блю Маунтин», как ему и положено, оказался отменным: у Лариски и Надин на время пропала охота спать. Они долго и добросовестно перебирали все известные им способы святочных гаданий: на плавающей свечке, на воске, на жженой бумаге, на картах. Наконец, когда уже все было перепробовано, Лариске пришла мысль вспомнить детство и поиграть в вызывание духов. Сказано - сделано, а почему бы в Старый Новый год не тряхнуть стариной?
Полезли с фонарем на чердак, откопали в пыли и завалах всякого хлама какой-то, завалявшийся чуть ли не со времен царя Гороха, рекламный плакат, на обратной стороне его маркером намалевали круг с буквами, гроб с крестом, череп с костяшками, и прочие предписанные обычаем страсти-мордасти. Соорудили на скорую руку ритуальные одеяния из простыней и покрывал. Принесли из кухни кофейное блюдце, зажгли три свечки... И тут, в последний момент, Надин вспомнила, что для исполнения задуманного им недостает одной весьма важной вещи: «Ларис, погоди! Как же вызывать, если книги нет?»
 Какой еще книги, Надь?
 Черной, колдовской! Помнишь, как мы тогда в «Красной Гвоздике»...?
 А не в «Орленке»?
 Неважно. Главное - я помню, что мы там по такому случаю непременно добывали книгу в черной обложке и прежде чем сесть за блюдце, с выражением зачитывали вслух страницу номер чертова дюжина!
 Точняк! Я сейчас тоже вспомнила! Это как тогда - влетает в палату наша пьяная помятая пионервожатая, баба семь на восемь-восемь на семь, а у нас та-акое сборище - еще из соседнего отряда прибыла делегация в простынях - тут вот этак на койке блюдце и все такое, и Надя, замотанная в три простыни, с гробовым подвывом зачитывает...
 ... Сказку Пушкина про золотую рыбку! - смеясь, закончила Надин. - Стоя на коленях, со свечкой наизготовку, и устремив невинный взор в потолок! Картина маслом!
 Ага! Сливочным! На бутерброде! - подхватила Лариска и тоже пополам согнулась от хохота. Отсмеявшись, подружки отправились на поиски книги в черной обложке. Лариска потянула было с полки Губермана, но Надин внезапно хлопнула себя по лбу: «Совсем забыла! Вот балда! Зачем нам тривиальный Губерман, когда у нас есть кое-что пооригинальнее? Иди, покажу!»...
 Ух ты! – вытаращила глаза компаньонка. - Старинная! Черная! Где оторвала? Ой, да тут же ничего не разберешь! Это что, по-старофранцузски?
 По-латыни. Видишь – Библия это! – снисходительно пояснила Надин. - Антиквар всучил, в нагрузку к вон той ланселотине. Завтра в гостиной на стол водружу как знак моей учености и утонченного вкуса!
Засим книга была торжественно, на вытянутых руках, доставлена в ванную и возложена на крышку унитаза.
....Та-ак-с, сюда ее, голубушку! Что там у нас на тринадцатой странице? Сейчас ка-ак вызовем - и запляшут лес, горы и налоговая инспекция!
 А кого вызывать-то, а, Надь? Как тогда, Гагарина? Или, может... Петра Великого?
 Да ну их всех, этих великих... в партию Жириновского, - отмахнулась Надин. – Хотя… кого тогда?
 Слышь, Надь! А эти железяки… Они… на самом деле средневековые? – Лариска недоверчиво оглядела манекен со всех сторон.
 Хм…- задумчиво протянула Надин, еще раз окидывая покупку оценивающим взглядом. - Ну… во всяком случае, антиквар клялся и божился, что не маде ин чайник, крест на пузе рисовал, зеленым фломастером. Говорил, будто нечаянно какую-то гробницу разворотили, когда ремонт делали в замке… О, идея! – внезапно воскликнула она. - Если это настоящие доспехи, из гробницы, а не штамповка для туристов, - вот пусть их хозяин к нам и явится!!
Невольная дрожь пробежала по телу молодой женщины, когда раскрытая книга, будто живая, трепыхнулась у нее в руках. Но Надин, не показывая вида, что испугалась, бодро закончила: «Заодно и выясним: врал мне тот старпер или просто работал с клиентом!». Она с детства усвоила, что в реальном мире никаких чудес нет и не может быть.
При свете маленького бра Надин, сидя на унитазной крышке и держа на коленях тяжелую, соскальзывавшую книгу, старательно пыталась разобрать выцветшие строчки на пожелтевшем пергаменте – какие-то молитвы, вроде бы – а что ж еще-то. А из-под этих строк вдруг стали проступать другие… «Да что я! Сплю… Ладно, сейчас – ритуал отработаем и бухнемся! Ну-ка, что там… «In No-mi-ne... Sri... нет, Spi-ri... spirite... In-di-...bi... li... in-di-ci-bi-lus - язык сломаешь! ...de fons... et… o-ri-go... »…
Ей вдруг показалось, что в ванной стало темнее... И холоднее.
И, что еще страннее, похоже, и Лариска была того же мнения!
 Надь, а может, все-таки форточку совсем закрыть?
 Подожди! Сейчас...
Спать охота – аж до звона в ушах! Чтоб его, этот ритуал! Дочитать, повертеть блюдце, подождать – естественно, никто не явится! – а потом наспех умыться, упасть в постель и проспать до шестнадцати утра! «Tran-si-te.... de inferos.... de gu-mus... et de pro-fun-...dus ...»
Ветер со свистом ворвался в форточку, задув свечи. Из угла, где стояли доспехи, потянуло затхлостью.
 Надь... – испуганно пискнула Лариска. - А может, не будем? - Но Надин, отмахнувшись от нее, продолжала читать то, что проступало на пергаменте: «No-mi-ne... di-a-bo-lus... ve-ni... de novo... ex... черт, не разобрать! А, ex nihilo ...»
 Надька, кончай! - отчаянно завопила Лариска, увидев, как в прорези рыцарского шлема вспыхнули два холодных синих огонька. Поздно. С губ полусонной Надин уже успело сорваться финальное Amen!
Лариска, окаменев от ужаса, смотрела, как рыцарь медленно приподнял руку... Повернул голову... Как весь манекен принялся дергаться, силясь сдвинуться с места... и железная перчатка легла на рукоять меча... - Надь!! С-с-мот-т-три!!
 Ну что тебе? Хочешь – так иди спать. Я сейчас тоже лягу.
 Он-н-н-а... С-с-с-сраб-б-б-ботала!
 Кто – она?!
 К-к-кни-г-г-г-а... Он-н-н-а… Ч-черн-н-ная… По-н-н-н-аст-т-т-оящему!
 Ну и прекрасно, что настоящая, значит, я не зря деньги отдала старикашке…
 Ой, На-а-дя-я-я!!!
 Ларис, у тебя что – белочка по веточкам поскакала? – раздраженно осведомилась Надин, протирая глаза. (Для этого ей пришлось выпустить из рук книгу, и та тяжело сползла на пол. Ну и ладно!) И тут взбесившиеся доспехи с грохотом свалились в ванну, где все еще плавала пластиковая тарелка со свечкой, оставшаяся от предыдущего гадания.
 Блин Гейтс!! – весьма выразительно произнесла хозяйка ванной. – Какой… чудак эту фигню так поставил?! Ну, если джакузя покоцалась – всё! Ухи оборву, да ему же на завтрак и скормлю! Черт… Да они еще и позастегивали все так, что не расцепишь! Идиотство! – шипела Надин сквозь зубы, безуспешно пытаясь извлечь из ванны громоздкий манекен. Еще хорошо грохнулся – чудом не снес балдахин, который ей, Надежде, в чертову кучу зелени обошелся! И лежал, высунув голову из воды, как бегемот, и вцепившись перчатками в бортики… Какого черта?! В нем же каркас! Он же должен был просто упасть и лежать головой в воде, как кукла… Ведь он, в сущности, и есть кукла, только в человеческий рост! Но Надин, привыкнув быть материалисткой, поспешила отбросить эту неудобную мысль: раз манекен так упал, значит, каркас у него так устроен. «Ларис, - позвала она наконец, - иди помоги, что ты там возишься?!»
Но на Лариску рассчитывать было нечего: она, чуть слышно поскуливая, делала отчаянные попытки забиться в шкафчик под раковиной.
Махнув на нее рукой и чертыхнувшись, Надин решительно ухватила манекен под мышки и попыталась приподнять. К удивлению молодой женщины, ей это удалось. Теперь манекен стоял в ванне на коленях. Надин невольно подумала, что владелец доспехов, должно быть, был рослый и видный мужчина… Ну, во всяком случае, по меркам своего времени – уж точно. Интересно, как он выглядел? Паладин был… Крестоносец… На турниры ездил… Отдышавшись, она снова взялась за манекен и на этот раз кое-как выволокла его из ванны – весь пол водой залила!
-Ларисища! Балда Ивановна! Тащи тряпку!
Щелкнула выключателем. Огляделась. Ванная как ванная, ничего не изменилось. Книга лежит – как книга. Поднять, пока вода не добралась до нее – все же дорогая вещь. И манекен как манекен, только разбирать придется, сушить и смазывать, а то заржавеет…
Лариска наконец-то перестала скулить и вылезла из шкафчика. Вдвоем разобрали рыцаря на части, начинку – ветошь всякую, вату, пластмассу - вытащили, тряпье выжали – ох, и отмотал же руки гамбез, дрянь стеганая! – свалили в тазик. Пол вытерли. Железяки протерли, по приколу сложили из них рыцаря на коврике возле раковины – пускай сохнет. Завтра тряпками набьем. Тряпье отнесли в стиралку, развесили – так-сяк, наперекосяк. Лариска потом сразу к себе в комнатку ушла - сказала: «Больше не могу! Щас свалюсь». Надин, засыпая на ходу, потащилась наверх, в свои апартаменты с камином. Еще на лестнице услышала из приоткрытой двери ванной какой-то шорох, но подумала, что – кажется, а не то так ветер за окном шумит. Зашла, включила свет, ополоснулась, зубы почистила. Слава те, Господи, вроде бы всё. Спать. Хватит на сегодня приключений.
Стоя в дверях ванной, молодая женщина щелкнула выключателем – и тут же сзади раздалось звяканье – будто цепи перебирали. И одновременно она ощутила спиной чей-то взгляд.
Женщина резко обернулась – и невольно вскрикнула: доспехи – безо всякого там каркаса и набивки! - сидели на коврике!
Да не как кукла сидели, руки-ноги растопырив, а вполне по-человечески, опершись локтем на колено, прижав перчатку ко лбу – и шлем при этом чуть-чуть покачивался из стороны в сторону. Надин даже показалось, будто она слышит тихий, сдавленный стон. Будто рыцарь только что очнулся после хорошего удара по голове - или проснулся со зверского похмелья! Нет. Невозможно. Просто потому, что – невозможно! Чтобы старая книга… Книга, кстати, по-прежнему лежала там же, где Надин ее положила, на банкетке. Только теперь по страницам бегал, весело приплясывая, голубоватый огонек! Да еще и посмеивался!
Этого еще не хватало, пес возьми! Доневысыпалась до чертиков! Ладно, хоть не до зеленых, до синих!
И тут рыцарь поднял голову – два синих огонька в прорези шлема уставились на Надин. И уставились, между прочим, вполне осмысленно! Она застыла, не в силах пошевелиться.
- Mon Dieu…
Рыцарь опустил руку, пошарил по коврику… нащупал меч… ухватил… попытался приподняться…
- …!!!
Горе-колдунью как ураганом вынесло за дверь…
Tags: тамплики
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments