anna68 (anna68) wrote,
anna68
anna68

Categories:

Тамплики - из начала истории...

...Так... Так... Да где же она? А, вот! Вот моя меточка! А вот и моя дырочка! А вот и наш динамитик, сюда его, дорогой племянник... аккуратнее... поджигай... отходи... Ложись! - Оранжевая вспышка. Грохот. Содрогнулась земля. Кажется, даже яркая, как начищенный латунный таз, луна, будто по заказу повисшая в небе над развалинами, - и та подскочила от страха. «Дядя Симон, вы так всю командорию разнесете! - Жорж, не учи меня». Град камней простучал по припорошенной снежком земле, по крыше стоящего поодаль фургончика - «А, черт! Патрон, лобовое кокнулось!», - и по спинам двоих, уткнувшихся носами в жухлую мерзлую траву. Один из них, пожилой, низкорослый, плотного сложения, в натянутой по самые глаза вязаной шапке и видавшей виды кожаной куртке, торопливо поднялся и направился к месту взрыва, освещая дорогу карманным фонариком. Жиденький желтоватый луч наткнулся на черный провал в стене того, что некогда было донжоном командории, и опасливо заглянул внутрь. Лестница! Подпольный искатель кладов - а кто же еще, черт возьми, по доброй воле станет в ночь Рождества лазить по развалинам? - даже вскрикнул от радости: «Есть! Давай, племянничек, пошевеливайся, тащи сюда мешки, фонари! Да веревку не забудь!» Племянничек - высокий широкоплечий малый в темной куртке с капюшоном – нехотя потащился к машине, недовольно ворча себе под нос, что все нормальные люди в данный момент сидят дома и уплетают паштет из гусиной печенки, и что надо быть полным кретином, чтобы в ночь под Рождество... «Дурак, - усмехнулся про себя Симон, барон де Монтре, один из самых уважаемых граждан Гайяка, большой любитель старины, владелец двух кафе, небольшого туристического бюро, антикварного магазина, а с недавних пор - и участка с развалинами командории, - когда же и проворачивать дельце такого рода, если не сегодняшней ночью, когда всем потенциальным доносчикам начхать на все, кроме елки, подарков и торта «Бюш» ?»
- Дядя Симон, - жалобно вопросил верзила, еще надеясь на что-то вопреки очевидному, - вы что, всерьез намерены туда лезть?
- А ты что думал, Жожо? Что я просто фейерверком побаловаться решил? Сейчас поглядим, что за подарочки припас нам Пер-Ноэль из ордена тамплиеров!
- Дядя, а вы уверены...?
- Да сколько раз тебе говорить, Жожо: мы при любом раскладе не теряем ничего! - принялся ворчливо объяснять старый барон. - Если там, внизу, пусто - да лезь, не бойся! – значит, нам остается только ждать, пока мой полоумный зятек сам в этом не убедится и не оставит нас в покое. Если же там найдется что-нибудь стоящее... ох, ну и лестница... так на этот случай у нас с собой мешочки. Так или иначе, это единственный способ отвадить отсюда моего, черт бы его взял, дражайшего родственника. Вот уж точно: не было печали... Чтоб им провалиться, всем этим чокнутым археологам!
 Точно, - поддакнул ему Жорж Терзье, сержант местной полиции и любимый племянник баронессы Мадлен де Монтре, урожденной Терзье, - не надо было возить его туда…
 Вот ведь, чёрт дернул похвастаться! «Пусть туристы копаются – может, Грааль отыщут!» - издевательским тоном передразнил самого себя де Монтре и сквозь зубы выругался. «Черт меня подери, старого дурака... Ведь думать же надо было, не вчера же я родился! И зятя своего дражайшего знаю не первый день!..». Но кто мог подумать, что достопочтенный профессор Бернар де Сент-Эмиль (Чтоб ему... ох! ...съехать на заднице вот с этих ступенек!..) всерьез возьмется за дело и раскопает где-то легенды о Черной Книге Сильвестра, Чаше Сатаны... и, вроде бы, еще о каком-то чудотворном кресте, который тамплиеры якобы с помощью нечистого увели из монастырской казны! А заодно – о командоре, который будто бы вместе с сокровищами провалился сквозь землю! Что профессор примет весь этот средневековый вздор на веру – а ведь, вроде бы, здравомыслящий человек! – и что ему взбредет в голову отыскать сказочные реликвии! Ладно бы еще он просто притащился сюда на раскопки с оравой своих балбесов-студентов! Это барон бы еще вытерпел. Но ведь профессор – Монтре своими ушами подслушивал под дверью! – вздумал добиваться, чтобы государство эти развалины у Монтре принудительно выкупило! Национальное достояние, видите ли! Нельзя, чтобы археологические находки попали в руки неспециалистов! Принудительно – значит, за гроши. То есть, если этот фанатик не уберется отсюда, старому антиквару не видать ни участка, ни денег; уберется же этот змей очкастый не раньше, чем убедится, что ловить здесь нечего. А лучший способ убедить его в этом – обчистить крипту самим. Именно это болван Жорж чуть не ляпнул во всеуслышание – хорошо еще, барон успел вовремя шикнуть на дуралея! Не обчистить! Просто взять то, что барону по праву принадлежит. Ведь когда мсье Симон покупал участок с развалинами, то...
- Ох, черт подери!
- Осторожнее, дядюшка! Ступенька обвалилась...
- Вижу. А почему шепотом? Не бойся, племянничек, я с тобой! («Красив, силен, но глуп, как куриный пуп - весь в папашу... и в тетушку! То-то моя дражайшая супруга с ним носится, как курица с яйцом!»). Ну, вперед! Да смотри под ноги!
Они осторожно спускались по винтовой лестнице, опоясывавшей подземелья донжона. Еще поворот... Еще... Барон, делая вид, что ему все равно, куда лезть - в таинственное подземелье, или в собственный винный погреб, всё говорил о своем зяте - профессоре Сорбонны, который спит и видит, как следующим летом приедет на раскопки и отыщет таинственную дверь, за которой его ждет пропавший командор! А между тем, всё просто, как чашка кофе! Раз в легендах упомянуто, что ход в крипту открывался в стене донжона – значит, там эту дверь и следует искать! А если двери там нет – проделать дыру самим – и всё!
Перед входом в крипту барон тоже невольно понизил голос до шепота: темнота, низкий потолок, вид внушительных надгробий и тяжелая затхлая атмосфера, в которой, кажется, застыл запах смерти, действовали и на него.
 Ну и что, дядюшка? Где ваши сокровища?
 Выше нос, племянничек! Уж если я сюда забрался, то, будь спокоен, с пустыми руками не уйду! Да эта крипта - сама по себе уже сокровище. Ты только погляди! Нет, ну ты только полюбуйся! - восхищенно шептал барон, переходя от одного надгробия к другому, и осторожно смахивая перчаткой вековую пыль с величественных каменных крестоносцев. – Слушай, если все получится, то есть, если Бернар вместо сокровищ увезет отсюда фигу в коробочке, мы же тогда… Так… Свет протянуть, пыль вымести, лестницу новую, с перилами… Буклетов нашлепать… Да туристы полетят сюда, как мухи на мед! Да мы... – тут монолог старого антиквара прервал Жорж, который хотел было рассмотреть поближе мадонну, но на беду взглянул под ноги:
 Ой, смотрите, дядя Симон!
 Ну, и что ты визжишь, как моя жена, когда видит гусеницу в цветной капусте? – недовольно отозвался барон, занятый осмотром великолепнейшего надгробия в углу. Продолжая прикидывать в уме, во что ему обойдется монтаж подсветки для всех этих красот, антиквар подошел к Жоржу. Сильный, яркий луч фонаря нагло, как захватчик, шарил вокруг статуи. - Что тут? Чаша для святой воды? Да, недурно, весьма недурно... Серебро... Вернее всего, Флоренция... так, так... век, по всей видимости, двенадцатый, примерно вторая половина... Сундук… Наверняка, не пустой – иначе зачем бы его сюда тащить по этакой лестнице? Посмотрим… Отмычки я тоже на всякий случай прихватил. Та-ак… Канделябры… Епитрахиль… Всякая церковная утварь. Требник. Самый что ни есть обыкновенный. Ничего особенного. Но все равно - складывай в мешок, сгодится. Я же сразу сказал: хоть какой-нибудь да подарок для нас отыщется! И богоматерь на вид довольно недурна... только ее мы с тобой при всем желании вряд ли по этой лестнице втащим, тут, как минимум, носилки нужны. Ладно, оставим профессору утешительный приз! Одна статуя выставки не сделает.
 Дядя Симон, осторожнее! Вы чуть на него не наступили!
 На кого? - Антиквар бросил насмешливый взгляд туда, куда указывала дрожащая рука Жоржа. - Ну, лежит себе скелет в доспехах, и что? Посвети мне, посмотрим, стоит ли он подобного вопля... – де Монтре неторопливо достал из кармана пару резиновых перчаток, и, натянув их, приступил к осмотру. В этот момент он походил не то на патологоанатома в морге, не то на скупщика краденого на блошином рынке, замаскировавшегося под старьевщика. - Так, кольчужка - смотреть не на что, да и дырявая, к тому же... Ладно, сойдет. Шпоры и меч блистают своим отсутствием... А медальон хорош – вот и в мешочек его! Не очень-то важной персоной был покойничек... какой-нибудь паж или оруженосец...
 Дядя, - взмолился Жорж, неожиданно тонким голосом, совершенно не шедшим к его внушительной фигуре, - да нет тут никаких сокровищ! Пойдемте отсюда, вы же знаете, что я боюсь мертвецов!
 Не скули, Жожо! – оборвал его неумолимый мсье Симон. - Я влез в эту дыру, чтобы посадить в лужу полоумного историка, и я это сделаю, хотя бы нам пришлось провести тут всю ночь, и плевать я хотел на скелет оруженосца... Который, кстати, пребывает тут не один, а в приятном обществе! Смотри! Да не в углу, а вот здесь!
 Ух ты! Тамплиер! – к ужасу в голосе Жоржа примешалось невольное восхищение.
 В полной парадной форме и при оружии! Веселого Рождества, мессир командор! – барон от радости даже изобразил нечто вроде придворного поклона.
 Командор?!
 А кто же еще! – торжествующе подтвердил антиквар. - Ангерран де Монтальяк, глава местной командории, собственной персоной. Мне тоже, знаешь ли, пришлось порыться в хрониках – да не в тех, что так просто в библиотеке берут! В наших, семейных, хрониках! – барон самодовольно усмехнулся. Жорж глядел на него, как преданный пес. – Ох, видел бы ты, что там насочиняли эти хронисты! Голливудский блокбастер пополам с дамским чтением!
 Расскажите, дядюшка!
 Так вот: гайякских рыцарей кто-то предупредил. Вообще-то, предупреждали не их одних. Но у них, в отличие от их собратьев, хватило ума принять услышанное к сведению. Вместо того чтобы покорно идти на смерть, они встретили людей короля во всеоружии и дрались, как черти. Каждый – против десятерых. Разумеется, все погибли. Командора приказано было взять живым, чтобы выпытать у него, где сокровища. Но он успел закрыться в крипте. Потайную дверь нашли – но когда стали открывать, башня обрушилась, от чего – Бог ее ведает. Задавило чертову уйму народу. Живым не вытащили никого… Ходили, правда, слухи, будто командор как-то ухитрился вылезти, когда все кончилось… А когда завал с горем пополам разобрали, то оказалось, что дверь в крипту исчезла! Будто ее и не было никогда! Местные церковники подумали, что это – какие-то тамплиерские штуки, и запретили хоронить убитых рыцарей на кладбище. Так где-то тут, в развалинах, и закопали. Прямо в доспехах – потому что никто не хотел это проклятое железо на себя надевать. Да, впрочем, там и от доспехов, и от тел мало что оставалось…
-А что проф?
- А мсье профессор мечтает в следующем сезоне первым засвидетельствовать мессиру свое почтение, прикидывает, где лучше устроить выставку накопанного в моих владениях, и наверняка неофициально оповестил об этом весь научный мир. Считай, что мы уже оставили Сент-Эмиля с носом, хоть и не с таким длинным, как мне хотелось бы! - Сунув племяннику фонарь, барон, кряхтя, опустился на колени, чтобы получше разглядеть страшную находку. Его обтянутые резиновыми перчатками пальцы осторожно ощупывали полуистлевшую, казалось, расползавшуюся от одного взгляда накидку, аилеты, кольчугу, шпоры, меч... - Хорош, ничего не скажешь - хорош! О! Глянь-ка вон туда, племянничек! Что там? Ну вот, даже шлем нашелся! Немножко помят, но так даже лучше, никто не усомнится в подлинности! В мешок его! Ну вот, а теперь, Жожо, поможем мессиру разоблачиться.
 Э, нет, дядюшка! С меня хватит! - встал на дыбы Терзье. - Сами его нашли, сами и потрошите!
 Что, боишься? Ладно, черт с тобой. Пошарь пока по углам, может, еще на что-нибудь наткнешься.
 В этом же роде? Благодарю покорнейше! - Терзье, обиженный тем, что дядя явно не принимает его всерьез, сделал вид, будто внимательно рассматривает трещину в потолке. («Чтоб он провалился, старый болван! Чтоб его… - дальше Жорж и додумывать не стал: сам испугался. - Сперва я ему тащись ночью черт-те куда, лезь черт-те в какую дыру, а теперь еще и покойников обчищай! Мало того, что все мое Рождество по его милости ухнуло в сортирную яму! Знаю, мсье барон, что я вам всем обязан, но ведь надо же и совесть иметь, дражайший дядюшка!»)
Но барон, не умевший читать мысли (на счастье племянника!), спокойно возился с застежками командоровой кольчуги, положив фонарь так, чтобы свет падал куда нужно, и никакого внимания на Жоржа не обращал. Не в силах спокойно смотреть на это безобразие, Жорж отвернулся, и, чтобы сорвать злость, стукнул кулаком по стене. С тихим скрипом открылась черная дыра размером с телеэкран, квадратная... Как глаза уставившегося на дело рук своих бравого сержанта.
 Смотрите, дядя!!
 Ну, что там? – раздраженно осведомился антиквар, нехотя оборачиваясь. - Я думал, от твоего крика или потолок рухнет, или тамплиеры из гробов повыскакивают! Что ты нашел?
Жорж молча указал пальцем на тайник. В котором обнаружился таинственного вида ларец. Барон вытащил его, поставил на аналой и, чуть не облизываясь в предвкушении богатой добычи, извлек из кармана набор отмычек.
Когда замок наконец поддался и крышка, жалобно заскрипев, повернулась на заросших пылью петлях, антиквара как громом поразило. Кубок! Чаша Сатаны! И книга – конечно же, та самая Книга! Которую ищет этот чертов профессор! Зачем бы рыцарям так тщательно прятать обыкновенную библию? Первой более-менее осознанной мыслью барона было: «Хватаем и бежим!», второй – «Так, это, выходит, вовсе не легенда!»
Кое-как справившись с первым побуждением немедленно смыться с добычей, де Монтре с величайшей осторожностью вынул кубок из ларца и принялся рассматривать.
Да… Слоновая кость, превосходная старинная работа, за это можно взять хорошие деньги – но где на кубке написано, что он принадлежал нечистому, ну, или, хотя бы, тамплиерам? А раз не написано – то кто этому поверит? И книга на вид самая обыкновенная – ни золота на переплете, ни камней…Ни даже красного креста тамплиерского. Ну, писал некогда на полях какой-то чокнутый алхимик свою тарабарщину – но точно ли это был Сильвестр? Одному Господу ведомо. Может быть, в свое время эти вещи и почитались кем-то как некие священные реликвии – но вот именно что «может быть»… И кто за «может быть» станет выкладывать серьезные деньги, - если, конечно, он не Бернар де Сент-Эмиль? И даже меч с крестом на рукояти, и доспехи – таких сейчас столько делают для украшения интерьеров… Подтвердить подлинность? Это значит, экспертиза. А экспертиза – это вопросы. Которые барону сейчас меньше всего нужны… А книженция-то, похоже, неплохо сохранилась… Удивительно даже… Впрочем, если тут нет сырости…
Барон медленно, чуть дыша, открыл библию - и, не веря глазам своим, глядел, как между строк, выведенных затейливой латинской вязью, проступает другая, бледная, призрачная, мерцающая, с острыми, будто кинжалом выцарапанными, росчерками вязь. («Чудится… Кажется… Давление...») Дрожащей рукой стал листать дальше, изо всех сил стараясь не слышать беззвучного – но прямо-таки звенящего в ушах - торжествующего смеха. Сержант стоял рядом, тупо уставившись на дядю.
Восьмая страница… десятая… тринадцатая. «Transite de inferos... gumus et de profundus... diabolus... »
За спиной у них что-то заскрежетало, будто лопата наткнулась на камень. Жорж обернулся – и отчаянный вопль ужаса замер у него на губах: мертвый тамплиер приподнялся! Пустые глазницы в упор уставились на незадачливого сержанта. Терзье зажмурился, не в силах вынести этого взгляда, и лихорадочно забормотал что-то вроде «Изыди, сатана!»
 Да что с тобой сегодня, племянничек? Как будто ни разу в жизни в подвал не лазил! - пристыдил сержанта неустрашимый антиквар, бережно закрывая потрепанный том, - стоило ему оторвать глаза от страницы, и наваждение исчезло. На свое счастье, он не дочитал заклинание до конца. Приподнявшийся было скелет командора опять повалился на пол. Открыв глаза, и увидев, что страшный мертвец лежит как лежал, Жорж вздохнул с облегчением и перекрестился: «Слава Богу, показалось!»
 Ну как, очнулся? Тогда – книгу в ларец, ларец – в мешок. Да шевелись!
 А тряпку куда девать?
 Какую?
 Вот эту, в тайнике была...
 Эту? Дай, взгляну... – глаза у барона вспыхнули не хуже рождественских огней в витрине столичного бутика. Нет! Не может быть! Вот это находка – так находка! Это вам, господа, не библия засаленная, в которой и иллюминаций-то, считайте, нет стоящих, не кольчуга дырявая, и не бокал со змеей! Знамя тамплиеров! Босеан! Подлинник! Да такую вещь на Кристи или Сотби - все понимающие люди глотки друг другу перегрызут!.. Если экспертиза, черт ее дери, докажет, что это подлинник… Но всё равно: мы-то знаем, что - подлинник! Это уже хорошо. А то, что Босеан утекает меж пальцев у болвана Сент-Эмиля – еще лучше! Реставраторов надежных найдем… И покупателя – тоже… - Жорж, в пакет эту тряпочку, и в мешок... Да поосторожнее!.. А я поработаю у мессира оруженосцем!
Наконец вся добыча кладоискателей - от золотого с рубинами креста, висевшего на шее командора, и до медных подсвечников – была сложена в мешки, а мешки навьючены на широкую спину полицейского. Последний раз окинув взглядом крипту, дядя и племянник направились к выходу, причем старый барон вместо посоха опирался на меч...
******************************************************************
 Слава Богу, патрон! Наконец-то! Я уже не знал, что и думать! – выскочив из кабины, бросился им навстречу заждавшийся шофер. - Все в порядке?
 Все превосходно, Жюль, - барон просто сиял. - Ну, племянник, - обернулся он к Жоржу, - кто тут недавно ворчал, что мы только зря себе Рождество испортили?! Представляешь, какую физиономию состроит почтенный господин историк? Ну, о чем ты снова задумался?
 Дядя, мы - идиоты.
 Повтори!!
 Мы оба - идиоты, дядя Симон, - выдавил Жорж тоном обреченного. - Я только сейчас допер, что мы с вами натворили. - И, не дожидаясь дальнейших вопросов, продолжал: «Ладно, пусть проф не найдет сокровищ, но ведь он увидит дыру в стене… и сундук… и командора... Командора, которого вы ободрали, как кролика. Вы что думаете, проф не врубится, что в крипте уже кто-то был?
 Ну и что? - спокойно возразил де Монтре. - И как, по-твоему, профессор будет доказывать, что это были мы? И что там вообще что-то было? Мессира де Монтальяка в свидетели пригласит? Так пусть он сперва теперь докажет, что это мессир, а не третий помощник младшего конюха, залезший туда, чтобы спокойно продрыхаться с похмелья!
 Но... но если мы... если вы, дядюшка, - мямлил Жорж, - выставите на аукцион кубок, или меч тамплиерский... ведь профессор, наверное, сообразит, откуда они у вас появились! Ведь скандал поднимется... А у мсье Сент-Эмиля связи... Вы сами говорили...
 Говорил, и что? – сердито прервал его де Монтре. - Да, с Кристи, к сожалению, в этот раз ничего не выйдет. Но мне важно, чтобы Сент-Эмиль убрался из Гайяка, и он уберется: делать ему тут больше нечего - вот разве Мадонну наверх вытащит. А когда он поднимет шум по поводу командорского железа, то мы с тобой первыми начнем во всю глотку возмущаться обнаглевшими грабителями могил... Сюда и кюре можно подключить... И под этим соусом вынудим профессора оставить в покое наших славных рыцарей. А что до нашей добычи... главной добычи... То она не сегодня завтра тихо уйдет из страны... Прямо из-под носа у Сент-Эмиля… А мы будем спокойно зарабатывать свои денежки... - барон потер руки, подсчитывая в уме будущие доходы и прикидывая, как должен выглядеть новый рекламный проспект и не стоит ли раскошелиться на съемку видеофильма. – Чашу для святой воды я сплавлю одному итальянцу… Умберто… Ну, неважно, ты его все равно не знаешь… Помешан на старинной посуде… Славный малый... А главное, умеет держать язык за зубами… тряпочку - тому овечьему королю из Новой Зеландии... Впрочем, нет: он начнет хвастаться… Ладно, потом решим… А вот книгу, крест, кубок и доспехи Монтальяка уже ждут...
 В Париже?
 Здесь. То есть, в Альби. Клиентка еще не знает, что именно я намерен ей предложить, я лишь сказал, что, возможно, привезу ей нечто особенное. Но уверен, что она будет в восторге, поверит всему, что я ей скажу, и даст хорошую цену... Хотя и не ту, что можно было бы взять при иных обстоятельствах... У нее есть связи… можно провезти товар беспошлинно...
 Дядя Симон, - не мог угомониться Терзье. - А если... Если, скажем, кубок Сатаны вынырнет где-нибудь на европейской выставке... И Сент-Эмилю станет известно....
 Не бойся, Жорж, - провозгласил барон торжествующим шепотом, как-то по-особому подмигивая. – Товар уходит не просто за границу, а в Россию. То, что поглотит эта бездна, вряд ли когда-нибудь сможет всплыть.
 Да... Вы - гений, дядя Симон! Это я - кретин.
 А я никогда и не сомневался в этом!
Tags: тамплики
Subscribe

  • Наше Всё

    Бич жандармов, бог студентов, Желчь мужей, услада жен, Пушкин — в роли монумента? Гостя каменного? — он, Скалозубый, нагловзорый Пушкин — в роли…

  • День Победы

    Народ гуляет, и народу много, поют, уличные музыканты на Кировке выступают, по проспекту проехал открытый джип, и з котрого орало на всю улицу…

  • С праздником!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments